Куда ведет "грузинский след"

То, что грузинский след неизбежно появится хотя бы на уровне разговоров, после терактов знали практически все. Дело не в даре предвидения, а в той азбучной истине, что кто бы не совершил этот теракт, использовать ситуацию будут все, причем использовать по максимуму.
Однако мало кто задумывался, почему именно озвучивание «грузинского следа» столь необходимо Кремлю.

Начнем с того, что заявление Патрушева прозвучало как раз после того, как «Первым Кавказским» телеканалом была озвучена версия о непричастности наиболее вероятного организатора теракта к данному преступлению. Новость молниеносно распространилась при помощи интернета, и у каждого кто ее слышал, возникал вопрос – если не они, то кто же. Российские власти как будто ждали подобного, ответный удар содержал в себе как ответ на обвинение, так и угрозу. Будете себя плохо вести – пойдете как соучастники. Однако это только верхушка айсберга.

Гораздо важнее тренд, а тренд следующий: Реальную угрозу для Кремля представляют не радикалы в зеленых повязках, бегающие по горам, а чеченские националисты. Эти товарищи ничего не взрывают и ни в кого не стреляют. Они живут в Европе и борются за создание чеченского национального государства. Понятно, что это государство не возникнет путем партизанской войны. Борьба заключается в том, чтобы убедить общественное мнение старой Европы, сателлитом которой является Россия, в справедливости требований чеченцев. Для этого необходимо наличие двух компонентов – факты военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных по этническому принципу. И второй, пожалуй, еще более важный – воля большинства населения Чечни к независимости.

Кремль сделал очень сильный ход, найдя опору у части чеченских националистов. Было бы крайне примитивно думать, что Ахмад Кадыров совершил банальное предательство, согласившись на сотрудничество с Москвой. Конечно, вряд ли один из полевых командиров всерьез размышлял об исторических законах развития нации. Но одно Ахмад Кадыров знал точно — получив от Москвы безграничную власть в Чечне взамен на лояльность, он получает передышку для своего народа. И не просто передышку, а возможность строительства своего государства, причем за счет Российской Федерации. У российских властей были свои основания платить за лояльность. Так уж получилась, что Чечня явилась краеугольным камнем в фундаменте системы Путина.

Интересна роль исламских радикалов во всех этих процессах. Достаточных доказательств считать, что они напрямую управляются Лубянкой нет и быть не может. Но, в таком управлении и нет особой необходимости. Уже не первую сотню лет существуют методы влияния на антисистемные группы, которые подробно описаны как в научной, так и в специальной литературе. Сам факт существования радикалов объективно выгоден Кремлю, так как позволяет держать Рамзана Кадырова на коротком поводке.

В то же время, активность радикалов позволяет проводить кампанию дискредитации чеченских националистов, обивающих пороги европейских парламентов и правозащитных организаций. Сама история радикалов от воевавшего в Абхазии элитного бойца спецподразделения ГРУ Шамиля Басаева до сегодняшних дней, дает массу примеров странных совпадений и провокаций. Один только поход на Дагестан чего стоит.

Так вот, можно сколько угодно говорить о провокационной деятельности радикалов, приводить вопиющие примеры военных преступлений, совершенных во время военных кампаний в Чечне, и все это будет бесполезно. Бесполезно, пока в массовом сознании европейцев борьба за независимость Чечни будет связываться с террористическими актами, подобными московскому. Более того, репрессивные действия в ответ на террористические акты создают неблагоприятный фон у населения. Люди просто устали от десятилетий войны, боятся потерять своих родных и близких, надеются на мирную жизнь. В таких условиях вполне возможно лишиться основного аргумента независимости – воли большинства граждан.

Тут мы подходим к тому самому грузинскому следу, вернее — к причинам его появления. На мой взгляд, одной из основных причин предположения «грузинского следа» в московских терактах является сам факт существования «Первого Кавказского канала» Общественного телевидения Грузии. Злые языки утверждают, что идею создания такого канала подал большой специалист по Кавказу Борис Березовский, кто-то считает, что следы ведут по ту сторону Большой Лужи, в коридоры Лэнгли.

Не будем гадать на кофейной гуще и увлекаться конспирологическими теориями. Уже одного названия этого канала было достаточно для того, чтобы вызвать серьезное и небезосновательное беспокойство хозяев Кремля. Прорыв русскоязычного информационного пространства на Кавказе — куда более серьезная угроза для российских властей, нежели все террористы мира вместе взятые. Озвучивание грузинского следа не что иное, как предупреждение Грузии.

Сразу после известного интервью Патрушева о грузинском следе заговорили все пророссийские западные СМИ, в том числе и телеканал «Евроньюс». Да и нейтральные СМИ не могли оставить такую «новость» без внимания, хотя и комментировали ее весьма сдержанно. Привязать Грузию к терроризму в общественном сознании европейского обывателя — мечта нынешних российских властей. Мало кто из европейцев читает российскую аналитику, зато CNN и BBC в августе 2008 года смотрели все, кто интересуется политикой. Современная политическая жизнь — не что иное, как общественное мнение.

Каким образом создать положительный имидж России в Европе и развязать руки своим староевропейским союзникам? Проще простого обвинить в поддержке террористов небольшую страну, два региона которой оккупированы российскими войсками. Обвинить не напрямую — для этого нужны факты, которых нет. Достаточно просто намекнуть, чтобы данная информация отложилась в общественном мнении. Не могут пока политики Франции, Германии или Италии напрямую сказать своим избирателям, что они поддерживают противоправные действия России против соседа для того, чтобы не допустить усиления влияния в регионе своего главного союзника по НАТО. Такого психика среднестатистического европейца просто не выдержит.

Вот такое простое объяснение тому, почему должно было появиться и появилось упоминание о грузинском следе в московских терактах. Ну, а что касается двух взаимоисключающих утверждений Доку Умарова, тут вариантов сколько угодно, от того, что оба этих заявления принадлежат ему, до того, что оба заявления фальшивка. В промежутке — первое не его, второе его и наоборот. В конечном итоге, для понимания процессов это не принципиально важно.

Гела Васадзе, ГрузияOnline

В деле Царнаевых появился грузинский след
В открытом доступе оказались документы, из которых следует, что старший из братьев — Тамерлан — мог быть завербован американско-грузинской организацией «Кавказский фонд» для подготовки терактов на юге России.

Убийство российского дипломата в Абхазии: куда могут вести следы?
9 сентября.

Ирак, Сирия, Турция... Кто следующий?
Уже высказавши однажды свое мнение по поводу произошедшего в Турции и о возможных последствиях, мы решили посмотреть на все происходящее около наших южных границ с несколько большей высоты.

Экспорт грузинского вина с начала 2016 года увеличен на 56%
Экспорт грузинского вина с начала 2016 года повысился на 56% по сравнению с данными за январь-февраль прошлого года, говорится в сообщении Национального агентства вина Грузии.

Куда ведет Грузию Запад?
Похоже, что сценарий, о котором в подслушанных спецслужбами беседах говорили экс-президент Грузии Михаил Саакашвили и его соратники, начинает осуществляться.


  • терроризм,
  • исламисты,
  • теракты в Москве,
  • грузинский след
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: