Кавказ уважает только силу

Россия пожинает плоды отсутствия четко сформулированной кавказской политики, равно как и самого ухода русских из этого региона. Теракты в московском метро — очередное тому подтверждение.

Анализ ситуации, приведшей ко вчерашним террористическим актам в московском метрополитене, говорит о том, что «кавказская тема» недоговаривается, несмотря на пафос выступлений в защиту естественных рубежей России. Александр Дугин так и прокомментировал вчерашние трагические события: «Отсутствие какой бы то ни было кавказской политики у России… говорит о том, что Россия не понимает значения Северного Кавказа для себя».

Между тем, многое если не явно, то по крайней мере косвенно предвещало трагедию. В недавней статье Сергея Воронцова сделан объективный анализ ситуации с организованной преступностью в Южном и Северо-Кавказском Федеральных Округах. Картина вырисовывается крайне неутешительная. С точки зрения силовой составляющей, на ситуацию оказывают влияние следующие факторы:

Во-первых, геополитическое и экономическое положение ЮФО и СКФО округа обусловливает их в качестве арены столкновения интересов ряда стран, в том числе исламского мира, которые при реализации политических и экономических целей активно опираются на деструктивные силы — сепаратистски настроенные элементы и локальные организованные преступные сообщества;

Во-вторых, Кавказ – не только пересечение геополитических интересов разных стран, но и точка концентрации исторической межэтнической конфликтности, наложенной на горную топографию;

В-третьих, необходимо учитывать и религиозную особенность, когда мусульманские общины – уммы, — являются не только религиозными и политическими организациями. Ислам изначально носил признаки воинского ордена со своим кодексом чести, но религия далеко не однородна. На Кавказе общины исторически соблюдали приверженность различным течениям ислама, традиционных для этого региона, но с развалом СССР на эту территорию стали активно проникать толкования, которые принято считать «ересью» (ко всему прочему, накладываясь и на локальные домусульманские традиции);

В-четвертых, оргпреступность стала представлять из себя состояние как преступности, так и общества в целом.

При этом достаточно очевидно, что проблемы Кавказа связаны с уходом России из региона. Северный Кавказ всегда выпадал из системы «покорения трудом и словом». Россия вышла на южные рубежи, где постоянно шли межэтнические столкновения (что изначально делало регион «проблемным» звеном), руководствуясь политикой собственной безопасности и на протяжении 60 лет была вынуждена вести тяжелые кавказские войны.

Встреча двух миров развивалась по болезненному конфронтационному сценарию. «Буферность» Северного Кавказа происходит из его приобретения по принципу «событийности» и вынужденному подчинению «европейскому вектору». При этом нужно отдавать себе отчет: если регион входит в состав России, мирно или не добровольно, он воспринимается и через встречу православия и ислама, державности и пантюркизма.

Титульность русской нации, метрополийность ее культуры и ее особого менталитета, стремление не к праву, а к правде, являлась тем цементом, на котором создавалась и стояла империя. И если Запад предпочитал скупать местные элиты, то Россия предпочитала долгий путь «экстернационализма», надежно вовлекая местных лидеров в общегосударственный административный слой, налаживая промышленную и социальную инфраструктуру.

При этом на Кавказе уважают и силу (в тысячелетней инерции противоборства воспроизводя отношения «сила-противодействие») — такой силой стало наличие военизированных казачьих поселений, обеспечивающих мир в регионе.

Известный социолог-исследователь наций как «воображаемых сообществ» Бенедикт Андерсон признает, что «руссификация» была удачным инструментом для примирения местных народов империи. Русский национализм — явление «мессианского самосознания» — другого толка, чем «традиционный национализм», который свойственен польскому, грузинскому, литовскому и другим обладателям националистических государств, где националистические лозунги умело подхватывались и разогревались людьми, выступающими под иными идейными знаменами. Русский национализм спокойно принимал в состав России народы на условиях ограниченной автономии.

Русский национализм живет временем реконструкции исторической преемственности православной, духовной цивилизации. Пространственную организацию он традиционно отдавал на откуп государству, геополитика всегда воспринималась не самостоятельно, а приложением к духовности и «почве». Мессианство, а не поглощение территорий – вот истинный смысл русского национализма.

Проблема в том, что это самосознание, или «духовный национализм», на протяжении последних 90 лет старательно вытравливалось коммунистической, а затем и посткоммунистической властью – когда любая идеология объявлена «неконституционной», а разработка национальной идеи просто манкируется…

При этом нельзя не согласиться с утверждением, что «все проблемы России, связанные с Северным Кавказом, не являются естественными, но есть результат отстранения государства от этого региона», как говорит в своем тексте А. К. Дегтярев. Россия потеряло контроль, что повлекло за собой трагедию – в том числе и вчерашние теракты в московском метро.

Маккейн убеждал Грибаускате, что Россия «понимает только силу»
ВИЛЬНЮС, 16 апреля. Президент Литвы Даля Грибаускайте встретилась с тремя американскими сенаторами: бывшим кандидатом на пост президента США Джоном Маккейна и его коллегами Джоном Бараззо и Джоном Хувеном.

«Права на шельф Арктики мы должны отстаивать не только силой права, но и правом силы»
Как передали СМИ, Федеральное агентство по недропользованию объявило конкурс, призванный оценить нефтегазоносные перспективы шельфа за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны России.

Как Пётр I прорубал "дверь" на Восток. Часть 2
Кампания 1722 года Петр Алексеевич лично руководил сухопутными экспедиционными войсками и фактически командовал Каспийской военной флотилией во время её плавания к берегам Кавказа.

Генерал НАТО обвинил Россию в несговорчивости
Москва не готова идти на диалог по установке баланса в вопросе взаимного сдерживания, рассказал изданию The Wall Street Journal один из высокопоставленных генералов НАТО, генерал вооруженных сил Чехии Петр Павел…

НАТО пытается улучшить отношения с Россией
НАТО желает улучшить кооперацию с Россией, но Москва дала отпор попыткам наладить диалог, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на одного из генералов альянса.


  • постсоветское пространство,
  • Северный Кавказ,
  • теракты в московском метро
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: