Американские горцы

Не добившись признания от стран СНГ, Абхазия ищет его за океаном. Уже больше месяца абхазская делегация совершает турне по Латинской Америке, рассчитывая, что примеру Никарагуа и Венесуэлы в последуют Боливия и Эквадор.
Корреспондент Newsweek наблюдал за приключениями горцев в Южной Америке.

Члены абхазской делегации несказанно обрадовались, когда узнали, что президент Боливии Эво Моралес принадлежит к народности аймара. «Это ведь по-абхазски “высоко” означает. У нас даже горная деревня с таким названием есть», — воскликнула Асида Инапшба, глава протокола МИДа Абхазии. «Я так и знал, что мы родственники», — заявил депутат парламента Абхазии Сенер Гогуа, и делегаты принялись рассуждать, чья цивилизация древнее — индейская или абхазская. Спор подытожил Максим Гвинджия, новый абхазский министр иностранных дел: «Кто от кого произошел — неважно. Главное, чтобы мы нашли общий язык».

Гвинджия о своем назначении узнал в пути — латиноамериканское турне делегации продолжается уже больше месяца. Абхазы начали с Венесуэлы, провели пару дней в Аргентине, заехали «на денек» в Чили и застряли там на неделю — землетрясение парализовало работу аэропорта. Потом они почти два дня добирались до Боливии — из-за отмены рейса пришлось ночевать на диванчиках в аэропорту парагвайского Асунсьона. В Боливии делегация провела всю минувшую неделю, а в воскресенье отправилась в Эквадор, где проведет эту.

Вряд ли абхазская внешняя политика была бы так сильно сориентирована на Латинскую Америку, если бы независимость бывшей грузинской автономии признал кто-то из ближайших соседей, кроме России. Однако последовать примеру Москвы решились только Никарагуа и Венесуэла. Считалось, что очередь за Боливией и Эквадором, которые следуют в русле политики венесуэльского президента Уго Чавеса — неформального лидера стран «боливарианской инициативы» (ALBA).

Но с ними все непросто. В обеих странах есть угроза сепаратизма, и она пока перевешивает возможные выгоды от сотрудничества с покровительствующей Абхазии Россией. «Если власти Эквадора и Боливии признают право Абхазии на самоопределение, сепаратистски настроенная оппозиция воспримет это как сигнал к действию, — объясняет политолог Грейс Харамильо из эквадорского аналитического центра FLACSO. — Сомневаюсь, что лидеры Эквадора и Боливии пойдут сейчас на такой риск».

Харамильо полагает, что абхазы увезут домой очередное «может быть». Но те не унывают. «“Может быть” — не “нет”. Это уже хорошо», — выражает общее мнение Заур Гваджава, тренер венесуэльской сборной по боксу и по совместительству официальный представитель Республики Абхазия в Латинской Америке.

Кавказская пленница

Альваро Сарате, преподаватель языка аймара в Университете Тавантисую, нервно ерзает на стуле. Еще бы, перед ним — посол России, абхазский министр иностранных дел, глава дипломатического протокола и депутат абхазского парламента. Такой представительной делегации он не ожидал.

«У нас с вами много общего, — осторожно начинает Сарате, обращаясь к Максиму Гвинджия. — Мы, индейцы, много лет боролись за свои права». Министр кивает: «Мы тоже очень рады, что лидером Боливии является представитель коренного населения». Эво Моралес — первый в мире президент-индеец. Преподаватель стеснительно улыбается. Одна щека у него чуть вздута. «Это он жует листья коки. Настоящий индеец», — тихо объясняет кто-то из посольских.

Через Сарате абхазы надеялись выйти на влиятельного вице-президента Боливии. К нему Гвинджия направили аргентинские сторонники Эво Моралеса, на которых министр вышел случайно. Он не чурается общения с самыми на первый взгляд заурядными людьми, а неформальную дипломатию ставит на один уровень с традиционной. «Для меня главное — результат», — объясняет министр.

К середине переговоров Сарате оживился. «Капитализм — наш общий враг, и мы рады объединиться с единомышленниками, — говорит он. — Правда, мы почти ничего не знаем об Абхазии». Депутат Сенер Гогуа передает ему брошюру и диск с фильмом «Абхазия — независимость и национальное освобождение». На обложке слова Уго Чавеса: «Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Мы поддерживаем позицию России. Россия права».

В фильме о том, как маленький, но очень гордый народ вот уже 3000 лет борется за независимость, есть кадры, где президент Абхазии Сергей Багапш, «бывший комсомолец и коммунист», принимает военный парад, а Михаил Саакашвили — «марионетка янки» — жует галстук. Максим Гвинджия не скрывает, что в общении с боливарианцами упор делается на их антиамериканизм.

«В Абхазии на Эво Моралеса смотрят с надеждой, — обращается министр к индейскому преподавателю. — Независимость для нас не вопрос паспорта и флага. Это вопрос жизни — без нее наш народ исчезнет». Индеец в чувствах поднимает тост: «Por la libertad de Abjasia!» Опустошив бокал, он спрашивает, что Гвинджия хотел бы передать вице-президенту Боливии.

«Передайте ему, что мы не сепаратисты», — отвечает министр и проводит аналогию: Абхазия — это молодая красивая девушка, которую насильно выдали замуж за старого, психически больного человека. Он ее побил, и она решила подать на развод. Но старик ее не отпускает, грозясь призвать на помощь влиятельных друзей. Расчувствовавшийся индеец обещает, что на защиту «кавказской девушки» станут все аймара.

За Команданте!

Убеждать бизнесменов, политиков и дипломатов было сложнее. На встрече с боливийскими предпринимателями депутат Гогуа описывает Абхазию как маленький кавказский Дубай. Один аэропорт, три порта и целых 230 км железных дорог. Два млн туристов в год, и Олимпиада-2014 на соседнем дворе. «Вы хоть представляете, сколько там понадобится стройматериалов? А фруктов?» — обращается он к президенту торгово-промышленной палаты Боливии Гильермо Моралесу Фернандесу. Тот вежливо кивает.

«Вы — страна новая, — начинает Фернандес ответную речь. — А нашей торгово-промышленной палате 130 лет». Боливиец принимается перечислять достижения своей организации с позапрошлого века, а когда добирается до века нынешнего, то говорит только о важности контактов с Россией. Приготовленный абхазами договор о сотрудничестве так и остается неподписанным. В Чили аналогичное соглашение подписать удалось.

Со встречи с вице-президентом боливийского Сената Кармен Эвой Гонсалес Лафуэнтэ абхазская делегация выходит еще более разочарованной. Гвинджия и Гогуа представили сенатору Лафуэнтэ кучу аргументов в пользу признания, предложили дружить парламентами и даже пригласили в гости. Она заявила, что прониклась к ним «самыми нежными чувствами», но тут же добавила, что пока ни о каком признании речи идти не может.

«Однако мы рады обмену мнениями», — улыбнулась она и заговорила о наболевшем: наркомании, алкоголизме, насилии в семье и равноправии женщин. А потом без обиняков дала понять, что приветствует пожертвования в свой благотворительный фонд соответствующего профиля. «Мы постараемся найти близкие к вашей тематике неправительственные организации и оказать поддержку вашему фонду», — пообещал посол России в Боливии Леонид Голубев.

Но абхазы надеются, что в ближайшее время дело пойдет на лад — за дело взялся лично Уго Чавес. Он дал своим дипломатам в странах ALBA поручение лоббировать признание Абхазии и Южной Осетии на всех уровнях. Гвинджия полагает, что для венесуэльского лидера это вопрос престижа: «Над Россией ведь часто насмехаются, что она нас признала, а ее ближайшие союзники в СНГ — нет. С Чавесом, видимо, та же история».

Фактор Чавеса сработал: занявшаяся судьбой абхазов посол Венесуэлы в Боливии Крисбейле Гонсалес вскоре договорилась об их встрече с главой МИДа Боливии Давидом Чокеуанка. Но прежде абхазам пришлось заверить его через венесуэльского посла в том, что они не сепаратисты, и объяснить, чем Абхазия отличается от Косова, независимость которого Боливия не признает.

Сепаратизм равнинных регионов Боливии, известных как Медиалуна (полумесяц), — основная головная боль Эво Моралеса. На равнине находятся почти все ресурсы страны, в горах — большая часть населения. На равнине живут проамерикански настроенные потомки белых переселенцев, в горах — строящие боливарианский социализм индейцы. В 2008 году противостояние едва не привело к гражданской войне. Моралес ввел в мятежные регионы войска.

«Абхазы — отдельный народ с уникальным языком и древней культурой. В составе Грузии мы оказались случайно», — настраивал Гвинджия венесуэльского посла, когда та отправлялась в боливийский МИД. «Мы — пример антисепаратизма», — уверял министр: Абхазия была против развала СССР, а Грузия двумя руками за. Уходя, посол Венесуэлы подарила Гвинджия копию дневника Че Гевары и сумку цвета хаки. «Буду носить ее на женевские переговоры с Грузией», — пошутил он.

На следующий вечер венесуэльский посол вернулась с хорошими новостями: глава МИДа Боливии согласился прийти к ней на обед, на котором будут присутствовать и абхазы. «Это больше, чем мы могли ожидать», — радуется Гвинджия и предлагает тост за Уго Чавеса. «За команданте!» — улыбается посол. Ее спутницы, атташе по культуре и пресс-секретарь посольства Венесуэлы, с виду похожие на старшеклассниц, начинают хихикать: «За команданте до дна — он такой душка, мы его обожаем». Абхазский министр уже подносит бокал ко рту, как посол его одергивает: «Левой рукой надо держать — так ближе к сердцу».

34-летний Гвинджия — нетипичный постсоветский министр. Учился в Гарварде и Бангкоке, увлекается веб-дизайном, любит джаз и пародирует Comedy Club. У него есть страничка в «Одноклассниках». «Я там флиртую», — шутит он. В продвижении по карьерной лестнице Гвинджия видит и минусы: «Теперь просто так на дискотеку не пойдешь».

В работе министр склонен к нестандартным подходам: он мечтает водрузить абхазский флаг на Южном полюсе и готовит шуточную кампанию по признанию независимости Грузии — «в ее новых границах, естественно». Кульминацией латиноамериканского тура станет концерт Guns N’Roses в Каракасе — абхазы собираются снять там вип-ложу и растянуть над ней гигантский флаг. «Этот концерт наверняка по телевидению покажут, ну и нас заодно», — объясняет замысел министр.

Во время вынужденного пребывания в Чили он попал на ТВ благодаря спонтанной благотворительной акции. Абхазы купили несколько десятков палаток и спальных мешков, напечатали на них «От народа Абхазии народу Чили» и передали мэрии одного из наиболее пострадавших от землетрясения городов. В Тбилиси на это отреагировали с издевкой. «Будем надеяться, что господин Гвинджия сохранил чеки, чтобы МИД России возместил ему затраты», — гласило сообщение на прогрузинском сайте expertclub.ge.

В МИДе Грузии Newsweek заявили, что рассматривают латиноамериканское турне Гвинджия «не как усилие марионеточного режима Абхазии (Грузия)», а как «использование Россией огромных дипломатических и финансовых ресурсов с целью незаконного изменения правового статуса оккупированных территорий Грузии на международной арене».

Признание «независимости» «не входит в интересы государств, где проблемы агрессивного сепаратизма и территориальные споры до конца не разрешены, — заявила директор политического департамента грузинского МИДа Хатуна Салуквадзе. — Это понимают наши партнеры в Латинской Америке».

Она намекает не только на Боливию, но и на Эквадор. Президенту этой страны Рафаэлю Корреа приходится лавировать сразу между двумя группами с сепаратистскими наклонностями — элитой экономической столицы страны Гуаякиля и Конфедерацией коренных народов Эквадора (CONAIE). С богатыми гуаякильцами — та же история, что и с жителями боливийской Медиалуны: они жалуются, что много денег отдают центру, а назад получают крохи. В середине февраля в знак протеста против политики президента на улицы города вышло более 250 000 человек, которые требовали для своей провинции широкой автономии вплоть до отделения.

Индейцам из CONAIE Корреа, наоборот, кажется недостаточно левым. В сентябре прошлого года они устроили массовые беспорядки. Один человек погиб, 40 получили тяжелые ранения. Стороны договорились о перемирии, но две недели назад индейцы из соглашения вышли и объявили о начале национального восстания. Президент Корреа пригрозил, что протесты будут подавлены, и назвал индейцев сепаратистами. Но те уже свергли двух предшественников Корреа, готовы свергнуть и третьего президента.

Впрочем, как сообщил Newsweek российский источник, Москва предложит абхазам сделать эффектный ход, который позволит Корреа решить ряд его внутренних проблем, в том числе и с индейцами. Абхазы внесут от $100 000 до $500 000 в фонд сохранения национального парка Ясуни. Корреа объявил, что Эквадор не будет разрабатывать гигантское нефтяное месторождение, залегающее под этой уникальной экосистемой, если международное сообщество выплатит стране $3,5 млрд в течение 10 лет. Ряд европейских стран идею поддержали, но переговоры с ними застопорились. Если бы фонд заработал, отношения Корреа с индейцами резко бы улучшились: отказ от нефтедобычи — их главное требование. И тогда отказать абхазам в признании он бы уже не смог.

Пока же на прямой вопрос Newsweek, получат ли абхазы в ближайшее время ответ на просьбу о признании, представители МИДа и Национальной ассамблеи Эквадора ничего конкретного сказать не смогли: «Запрос на стадии рассмотрения».

На этой стадии он находится с тех пор, как находившийся с визитом в Москве Рафаэль Корреа выразил готовность его рассмотреть. Впрочем, из российской столицы президент вернулся без желанного кредита в $2,5 млрд. Возможно, поэтому дело так и не сдвинулось. «Прямой связи между предоставлением Россией кредитов и признанием южнокавказских республик нет», — уверяет посол России в Эквадоре Ян Бурляй. «Но благоприятный политический климат создает хорошие условия для экономического сотрудничества, и наоборот», — уточняет российский посол в Боливии Леонид Голубев.

В данный момент политический климат не столь благоприятен. Эквадорцы жутко обиделись на Россию из-за того, что та согласилась включить их в «черный список» FATF — всемирной организации по борьбе с отмыванием денег. Они даже отправили на Смоленскую площадь ноту протеста. «Мы ведь стратегические партнеры, а вы нас так подставляете», — приводит аргументацию эквадорцев источник в российском МИДе.

Теперь надежды абхазов связаны с предстоящим визитом Владимира Путина в Каракас, где помимо Чавеса российский премьер встретится с Эво Моралесом, а возможно, и с Рафаэлем Корреа. По данным Newsweek, в повестку дня встречи с боливийским президентом будет включен и вопрос о признании республик.

Абхазы также надеются, что Чавес замолвит за них слово на очередном заседании стран ALBA, которое состоится в конце апреля. «Вот бы нам добиться блокового признания», — мечтательно говорит Максим Гвинджия в беседе с послом Венесуэлы в Боливии. Та в ответ приводит поговорку народа аймара: «Счастье обязательно наступит. Но иногда его приходится ждать очень долго».

Елена Черненко, Русский Newsweek

Йемен и американские «двойные стандарты»
В Йемене продолжается противостояние повстанцев-хуситов и сторонников-суннитов свергнутого президента Хади.

Игры горцев
Третье поколение Toyota Highlander получило подключаемый полный привод, шестиступенчатый «автомат» и обзавелось внушительным количеством технологических обновлений. Модель отошла от прежней платформы Toyota Camry и породнилась с Lexus RX. Корреспондент «Газеты.

Американские конгрессмены предложили создать комиссию по расследованию «российского вмешательства» в выборы США
Конгрессмены Элайджа Каммингс и Эрик Суолуэлл внесли в палату представителей законопроект, предполагающий создание независимой комиссии для расследования «вмешательства российского правительства» в выборы президента США, передает РИА Новости сообщение Wired.

The National Interest: русская АПЛ с задачей уничтожения американских авианосцев
Зарубежные оценки российских вооружений и военной техники всегда вызывают определенный интерес.

МИД может ввести ограничения для американских дипломатов
Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что если США запретит российским дипломатам покидать посольство, то Россия не исключает введение ответных мер, передает РИА Новости.


  • постсоветское пространство,
  • непризнанные республики,
  • Абхазия,
  • Латинская Америка
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: