Зачем Запад культивирует монгольский неонацизм

После развала Советского Союза страна оказалась на перепутье, чем и воспользовался Запад. Ему необходимо было как-то оторвать Монголию от России, но для этого понадобился действенный идеологический рычаг. Для западников в качестве такового выступил лозунг возврата к традиционным ценностям, которые якобы изначально присущи стране степей и кочевников, но были-де забыты под влиянием чуждой коммунистической идеологии.

Подобный тактический ход, вызывающий автоматический всплеск национализма и его извечного спутника, сепаратизма, применялся Западом повсюду в бывших соцстранах. И, надо признать, в большинстве случаев срабатывал.

Но сначала небольшой экскурс в прошлое. В течение нескольких последних столетий Монголия представляла собой фактическую колонию Китая. Поэтому так трудно было небольшой по количеству населения стране выбрать идеологические ориентиры. Выйдя из сферы влияния Поднебесной и став частью «социалистического лагеря», Монголия усиленно занялась их поиском.

Героем социалистической эпохи было предложено считать Сухэ-Батора, руководителя народной революции 1921-го, одного из основателей Монгольской Народно-Революционной партии. Именно на критикуемую сейчас в стране социалистическую эпоху и приходится пик ее достижений. В этот период Монголия превратилась из кочевой державы с первобытной культурой и экономикой в передовое региональное государство. Чудес в политике не бывает: не секрет, что все это время Улан-Батор опирался на практически безвозмездную помощь Москвы. Многие в Монголии скажут, что за это ей пришлось поступиться частью суверенитета, однако едва ли (скажем откровенно) наш южный сосед способен был играть сколько-нибудь самостоятельную роль в мировой политике. Словом, как бы там ни было, для большинства обитателей страны дружба с СССР стала символом благополучия и уверенности в завтрашнем дне. Однако все это уже в прошлом.

В настоящем Запад в отношении Монголии избрал четыре магистральных направления движения вспять: возврат к старой письменности, возрождение традиционной религии – ламаизма, укрепление кочевого сектора в экономике и общественной жизни страны и, наконец, возвеличивание заслуг Чингисхана. Насколько же Запад преуспел в проталкивании своих «креативных идей»?

Попытки возрождения старомонгольской письменности потерпели провал – уж слишком сложной и непривычной оказалась она для восприятия нынешних граждан страны.

Любопытно, что истинными знатоками старомонгольской письменности остаются, в основном, зарубежные, в первую очередь, российские специалисты.

Поэтому и теперь «дети бескрайних степей» используют для своих нужд кириллицу, не в пример отказавшимся от нее некоторым республикам бывшего Союза. Однако нельзя исключать, что не в таком уж и отдаленном будущем монголов «убедят» перейти на латиницу.

Не удалось вернуть страну и к светлым истокам ламаизма – для многих монголов сейчас важнее не устремления духа, а умение «наварить деньгу». Незавидная судьба ожидала и еще одно начинание Запада: призыв сделать кочевые ценности, номадизм, основой всей политической жизни страны. Монголам настоятельно рекомендовали «перенести номадизм в XXI век», как «наиболее традиционную и эффективную форму хозяйствования», имеющую-де «непреходящую значимость для культуры и экономики страны», Задача «бескорыстных наставников» была проста: монголов, как и другие народы «периферийных стран», следует отбросить в прошлое, чтобы извлекать максимум выгоды для себя в настоящем. Заметим кстати, что в приснопамятные времена нашей дружбы Москва старалась перевести монголов на оседлый образ жизни.

Так что, и с «номадизмом» как-то не заладилось. Причем, не в последнюю очередь, по вине западных бизнесменов, активно вкладывающихся в горнодобывающую отрасль страны. Крупные иностранные компании крайне заинтересованы в привлечении рабочей силы, определенный процент которой составляют бывшие кочевники. К тому же возникающие то тут, то там предприятия сокращают площади пастбищ. Куда монголу идти, где ему кочевать? И вообще, в начале нынешнего века глава государства объяснил согражданам, что необходимо сократить количество кочевого населения с одной трети до одной десятой и создавать условия для развития страны. И добавил, что монголы должны перестать быть кочевниками, чтобы выжить.

А вот с возрождением культа Чингисхана Запад значительно преуспел. Ныне лик этого человека красуется на монгольских банкнотах, многочисленных картинах местных художников, его именем названы лучшие гостиницы, туристические базы, рестораны, пассажирские авиалайнеры западного производства и конечно же водка. А центральная площадь столицы страны была в 2006-м переименована в площадь Чингисхана.

Пробуждению интереса к этой одиозной исторической личности способствовало включение Чингисхана авторитетными международными организациями в число десяти самых выдающихся людей прошлого тысячелетия.

Обрадовали и ученые, которые в 2003-м признали правителя первого монгольского государства самым плодовитым из всех мужчин: гены неистового полководца обнаружили у шестнадцати групп населения, проживающего на обширных пространствах от Прикаспия до Тихого океана.

Запад пошел еще дальше, объявив Чингисхана приверженцем демократических ценностей. За аргументами дело не стало: тот, оказывается, ввел принцип выборности лидера страны на массовых съездах, законы в период его правления соблюдались строго, поэтому никто не мог избежать заслуженной кары – ну прямо как в нынешнем Евросоюзе! Более того, выяснилось, что великий монгол поощрял базовую демократическую ценность – свободу слова: он-де позволял высказывать членам совета мудрецов свои суждения.

Конечно же, вся эта ритуальная пляска вокруг «великого демократа» исполняется в пику России – ведь во времена наибольшего сближения Москвы и Улан-Батора культом Чингисхана и не пахло. Тогда в учебниках истории совершенно справедливо отмечалось, что этот «гениальный полководец» сократил население Ирана с 40 до 10 миллионов человек, а бывший когда-то процветающим государством Афганистан, по большому счету, так и не сумел оправиться от монгольского нашествия. Не говоря уже о том, какую память оставили о себе монгольские орды на Руси.

Однако своей главной цели – полностью рассорить Москву и Улан-Батор на почве всевозможных дискуссий вокруг Чингисхана — западники так и не достигли.

Зато совершено неожиданно дал о себе знать общественный феномен иного порядка – монгольский фашизм. В том, что его ноги растут, как говорится, из культа «полководца», сомневаться не приходится. Об этом свидетельствуют и высказывания монгольских наци. Гитлер, по их мнению, во многом был учеником Чингисхана, поэтому неудивительно, что идеология «третьего рейха» и его символы, например, свастика, так близки монгольской молодежи.

Одна из наиболее представительных организаций этого толка — Монгольский национальный союз, открыто демонстрирующий свою любовь к фашистской атрибутике – от приветствий до формы одежды. Это политическое течение зародилось как байкерский клуб, а сегодня, по разным оценкам, любителей свастики в Монголии насчитывается до нескольких десятков тысяч человек, а это уже достаточно серьезный показатель для такой маленькой страны. Рискну предположить: им, скорее всего, неведомо, что в 1942-м геббельсовская пропаганда заявляла, будто Красная армия разбита и бежала за Урал, а «фронт держат нанятые англичанами монголы», — как и неведомо то, что солдаты вермахта безжалостно уничтожали пленных красноармейцев, если те оказывались этническими монголами.

Пока что объектом ненависти новоиспеченных поклонников Гитлера стали китайцы. Члены этой партии, как и близкие им по духу политические деятели, видят угрозу существования своей нации именно в засилье представителей Поднебесной. Под этим лозунгом вербовать своих сторонников им нетрудно: китайцы никак не могут смириться с самим фактом существования независимого монгольского государства. Вот и сейчас они всеми правдами и неправдами стремятся занять господствующие высоты в этой стране. Инвестиции Поднебесной в экономику Монголии на порядок превышают российские, а в южных районах страны явно ощущается навязчивая рука Пекина. Число только зарегистрированных китайских мигрантов в стране степей превышает восемьдесят тысяч, но это лишь официальная статистика.

В ответ монгольские неонацисты расписывают стены зданий и заборы в своей столице изображением свастики и надписями типа «Стреляй в китайцев!» или «Все китайцы должны умереть!». Они даже пытаются наказывать девушек, заводящих знакомства с иностранцами, впрочем, иногда «под раздачу» можно попасть лишь потому, что вы оказали какую-то услугу китайцам. О нападениях на наших граждан сообщений пока нет, но, как полагают эксперты, это, возможно, лишь вопрос времени.

Как бы там ни было, в Пекине часть экспертного сообщества уже заявляет, что неонацисты в Монголии могут представлять реальную угрозу интересам Поднебесной. Кто знает, к чему это может привести, но стратеги из Пекина вполне могут решиться и на крайние меры, не исключая и применения военной силы.

Тогда произойдет, с точки зрения Запада, самое страшное. Рухнет его налаженный бизнес, «сгорят» инвестиции. А все остальное, включая попытки вернуть монгол к ламаизму и «номадизму», его интересовать уже не будет. Как и вся дальнейшая судьба «периферийного государства».

Дмитрий Мельников, Stoletie.ru

Зачем Западу хаос на Ближнем Востоке. Концепция трех мировых войн
Зачем хозяевам западной цивилизации хаос на Ближнем Востоке? Казалось бы, что после крушения Советского Союза и социалистического лагеря, у США и его союзников по блоку НАТО и так всё отлично в этом регионе.

МИД РФ предостерег Запад от потакания неонацизму
Напоминание о Мюнхенском сговоре Запада с нацистской Германией должно служить предупреждением тем, кто заигрывает с неонацистами в наши дни.

Посол РФ в Латвии рассказал, зачем Запад демонизирует Москву
Рига, 11 мая. Западные СМИ целенаправленно демонизируют Россию, чтобы ее ослабить, заявил российский посол в Латвии Александр Вешняков.

Кто и зачем хочет прибрать к рукам русскую Арктику
Кому принадлежит Северный морской путь? Для наших отцов, дедов и прадедов это был самый легкий вопрос на уроке географии.

Зачем Запад хочет уничтожить русскую цивилизацию
Основная цель любой большой войны — это переформатирование культуры (программного кода) противника в своих интересах или её полное уничтожение вместе с её носителями с последующим освоением территории и ресурсов.


  • постсоветское пространство,
  • неонацизм,
  • Монголия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: