Взрыв до востребования

Смерть в Триполи Абдельбасета аль-Меграхи, единственного человека, осужденного за взрыв на самолете авиакомпании Pan Am в декабре 1988 года, заставила мир снова заговорить о странностях официальной версии теракта, а многих экспертов — о том, что истинная картина событий, возможно, так никогда и не будет раскрыта. Константин Земляков Абдельбасет Али аль-Меграхи был похоронен на кладбище Зарвани в 10 километрах от Триполи 21 мая 2012 года.

Абдельбасет Али аль-Меграхи был похоронен на кладбище Зарвани в 10 километрах от Триполи 21 мая 2012 года. Относительно скромная церемония похорон (проститься с Меграхи пришли лишь 100 человек, не было ни представителей официальных властей, ни журналистов) резко контрастировала с грандиозным приемом, который был устроен Меграхи три года назад, когда он прибыл из Шотландии. Первые лица страны, в том числе сын тогдашнего ливийского лидера Муамара Каддафи Саиф, встречали и стремились обнять его у трапа самолета. Автомобиль, на котором Меграхи везли в Триполи, приветствовали тысячи восторженных сограждан. Разумеется, одной из причин перемены в отношении было то, что власть в Ливии сменилась и Меграхи, кадровый сотрудник ливийских спецслужб, вряд ли может считаться героем новых властей Ливии. Тем не менее, утверждают многие эксперты, есть и другая причина. Власти Ливии, Британии и США меньше всего хотели бы привлекать внимание к закрытому официально делу о теракте на борту самолета американской авиакомпании Pan Am в небе над Шотландией в 1988 году. Тем не менее смерть Меграхи вернула тему теракта над Шотландией на первые полосы мировых изданий, а эксперты снова начали обсуждать и подвергать сомнению официальную версию событий.
Сейчас об этом мало кто помнит, но в самом начале расследования теракта, в 1988 году, Ливия вовсе не была первой в списке подозреваемых. Практически все эксперты и специалисты в один голос говорили, что искать надо в Сирии и Иране. И представляли свои резоны. Трагедия над Локерби была похожа на акт возмездия. У Ирана были все основания мстить американцам. Летом 1988 года самолет с иранскими паломниками, летевшими в Мекку, был уничтожен ракетой с американского военного корабля «Винсенс», экипаж которого принял пассажирский Airbus за военную цель. Вскоре после этого американские, британские и израильские спецслужбы начали получать информацию о готовящемся акте мести, который должны были осуществить близкие к Ирану и Сирии палестинские группировки против американских пассажирских самолетов в Европе. В середине октября западногерманская полиция захватила двух террористов, у которых были обнаружены замаскированные под магнитофоны бомбы с пластиковой взрывчаткой (точно так же была замаскирована и бомба, взорвавшаяся над Локерби). Террористы принадлежали к палестинской организации «Народный фронт за освобождение Палестины — Главное командование», которая находилась на содержании у Ирана и Сирии. Более того, уже в декабре посольство США в Финляндии получило предельно детальное предупреждение о предстоящем теракте: он будет осуществлен против самолета авиакомпании Pan Am под Рождество на линии Франкфурт-на-Майне—Нью-Йорк. Организатор — Иран. Из Вашингтона последовал запрет высокопоставленным чиновникам до особого уведомления пользоваться услугами Pan Am. Прочим гражданам о грядущей опасности не сообщили. И уже после теракта экспертам бросились в глаза схожие моменты в судьбах иранского и американского самолетов. Иранцы направлялись в паломничество в Мекку, самое счастливое время для всех мусульман. А американцы, летевшие рейсом Pan Am, спешили домой, чтобы в кругу семьи встретить самый радостный праздник западного календаря — Рождество. С учетом всех прочих обстоятельств это позволило следователям говорить о том, что у Ирана были и мотив, и возможность организовать этот теракт.
Однако версия об иранском следе в деле о взрыве над Локерби продержалась недолго. 14 ноября 1991 года в Вашингтоне и Эдинбурге прошли параллельные пресс-конференции, посвященные окончанию следствия по делу о гибели «Девы морей». Неожиданно для всех организаторами теракта были названы ливийские спецслужбы, а исполнителями — два гражданина Ливии: Ламин Фхима и Абдельбасет Меграхи.
Для многих экспертов выводы следствия выглядели абсолютной белибердой. Фактически следствие, совершенно отвергнув иранский след и даже не пытаясь его расследовать, занималось тем, что собирало косвенные улики, которые могли бы доказать вину ливийцев. Главными свидетелями по делу выступали два мальтийца, которые видели Меграхи всего несколько минут, но затем с легкостью опознали его как одного из покупателей своей лавки. Легкость, возможно, объяснялась тем, что за показания им были обещаны $3 млн, которые они, надо сказать, и получили после суда. Известные юристы, ознакомившись с материалами следствия, успокаивали тех, кто волновался по поводу возможного осуждения невиновных. «Обвинительное заключение, составленное следствием, в любом суде ждет только одна судьба — оно будет отвергнуто как совершенно несостоятельное,— говорил тогда известный британский юрист и член королевского совета Майкл Мэнсфилд.— Единственная возможность осудить ливийцев по тем материалам, которые представлены в обвинительном заключении,— это опора на их собственные признания».
Надо сказать, что если юридически такая кардинальная смена обвиняемых и выглядела чудовищной, то политически она представлялась оправданной. В 1991 году США и Британия вели войну с Ираком и нуждались в помощи или хотя бы нейтралитете Ирана. Другое дело — Ливия. Она оказалась единственной арабской страной, поддержавшей оккупацию Ираком Кувейта. Кроме того, ливийская версия фактически снимала ответственность с американских спецслужб за то, что те проигнорировали многочисленные предупреждения о готовящемся теракте.
То, что последовало дальше, хорошо известно. В отношении Ливии были введены новые санкции, от нее требовали выдать двух подозреваемых для суда, и через семь лет Муамар Каддафи пошел на компромисс: выдал обоих шотландскому правосудию при условии, что суд будет проходить не в Шотландии, а в третьей стране. Таковой выбрали Нидерланды. Суд над двумя ливийцами проходил в Гааге. Он завершился признанием Меграхи виновным в организации теракта. Другой обвиняемый, Ламин Фхима, был оправдан. Ливия официально признала ответственность за теракты и выплатила компенсацию родственникам погибших. Более всего от этого выиграл Муамар Каддафи, которому за такое сотрудничество со следствием простили все прежние грехи, а Ливии позволили вернуться в мировое сообщество.
В соответствии с решением суда пожизненное заключение Меграхи должен был отбывать в шотландской тюрьме. Как и во время суда, он продолжал заявлять о своей невиновности и требовать пересмотра дела. Поначалу события складывались против него. Апелляция, поданная его адвокатами, была отвергнута. Однако затем ситуация изменилась. Все большее число людей, в том числе многие родственники жертв, начали задавать вопросы о том, насколько справедливым был суд и насколько в ходе судебного процесса была доказана вина Меграхи. А потом появилось свидетельство того, что, кто бы ни стоял за взрывом «Девы морей», ливийцы в этом замешаны не были. Единственной и, казалось бы, неопровержимой уликой обвинения, если отбросить все второстепенные и сомнительные, был небольшой фрагмент электронной платы, которая, как заявили эксперты, находилась в часовом механизме бомбы. Найденный в свое время без особого труда производитель таймеров дал показания под присягой о том, что некоторое количество своей продукции он продал ливийцам. Фактически именно это обстоятельство стало причиной осуждения Меграхи. Однако, как сумели выяснить адвокаты осужденного, именно этот фрагмент мог доказать и невиновность их клиента. Ливийцам, как показал производитель, продавались таймеры, платы которых были покрыты сплавом олова и свинца. Фрагмент, который обнаружили на месте трагедии, был покрыт только оловом. Ничтожная деталь лишала обвинение формальной возможности связать бомбу с ливийскими спецслужбами.
На основе этих и некоторых других обстоятельств судебные власти Шотландии приняли беспрецедентное решение: уже после того, как все законные сроки для пересмотра дела истекли, они постановили провести повторное рассмотрение дела. Однако новый суд не состоялся. За несколько недель до его начала Меграхи был отпущен на свободу «по гуманитарным соображениям»: у него был обнаружен рак. По мнению врачей, жить ему оставалось несколько месяцев. Дальнейшее содержание его под стражей, заявлял шотландский министр юстиции, противоречило шотландским представлениям о гуманности и сострадании.
Официальной реакцией американских властей на освобождение Меграхи было глубокое возмущение. Сообщалось, что Хиллари Клинтон лично звонила первому министру Шотландии и просила его не освобождать ливийца. Однако, как сообщали тогда газеты, гнев был скорее показным. Куда печальней был бы повторный процесс над Меграхи, который, как в один голос утверждали все эксперты, завершился бы оправданием подсудимого с чудовищными для ЦРУ, ФБР и прочих участвовавших в первоначальном расследовании организаций последствиями.
Противники версии о ливийском следе уже после падения диктатуры с удовлетворением обратили внимание на то, что в архивах в Триполи не было найдено ни одного документа, который подтверждал бы общепринятую и официальную версию о том, что теракт 1988 года был совершен по распоряжению Каддафи. То есть какие-то документы были, но все они касались либо выплат компенсации семьям жертв, либо переговоров об освобождении Меграхи. Последняя надежда на то, что тайна будет раскрыта, была связана с самим Меграхи. По возвращении в Триполи он отказывался от интервью и встреч с журналистами. Он, правда, уже и не говорил о своей невиновности, однако это и понятно. Верный солдат Муамара Каддафи, он вряд ли стал противоречить своему хозяину, когда тот признавал ответственность Ливии за теракт. После свержения режима Каддафи и уже перед самой своей смертью Меграхи снова несколько раз заявил о том, что не имеет к теракту никакого отношения, правда не вдаваясь в подробности.
После смерти Меграхи ливийское и британское правительства заявили, что не станут возобновлять старое или начинать новое расследование. А это означает, что те, кто на самом деле стоит за гибелью «Девы морей», так и останутся неназванными.
Впрочем, разумеется, всегда остается официальная версия. В соответствии с ней один из низших сотрудников ливийской разведки Абдельбасет аль-Меграхи, ныне покойный, купил детонатор, собрал бомбу, без сопровождающих отправил ее из Мальты во Франкфурт-на-Майне, смог сделать так (опять-таки без посторонней помощи), чтобы бомба попала в самолет, летящий в Лондон, а потом была переложена в багажное отделение другого самолета и взорвалась в воздухе.
Источник: www.kommersant.ru

Объем денежной массы Армении в феврале вырос на 2,3% до 1 858,9 млрд драмов
ЕРЕВАН, 31 марта. /АРКА/. Объем денежной массы Армении в конце февраля 2016 года по сравнению с январём текущего года вырос на 2,3%, составив порядка 1 858,9 млрд драмов.

Процентная ставка на кредиты в лари выросла до 22, 4% в год
В январе 2016 года по сравнению с декабрем 2015-го, объем кредитов выданным грузинскими коммерческими банками в национальной валюте снизился на 130 млн, в иностранной — на 9 млн долларов. В…

СМИ сообщают о мощном взрыве на предприятии в узбекском Термезе
В субботу, 23 января в Учкизильском кургане Термезского района Сурхандарьинской области на асфальтовом заводе произошел мощный взрыв и пожар, сообщает узбекская редакция «Радио Свободы» (Озодлик).

Объем денежной массы Армении в ноябре вырос на 0,9% до 1 767,7 млрд драмов
ЕРЕВАН, 11 января. /АРКА/. Объем денежной массы Армении в ноябре 2015 года вырос на 0,9% по сравнению с октябрем текущего года, составив порядка 1 767,7 млрд драмов.


  • Меграха,
  • Ливия,
  • Триполи,
  • Теракт,
  • Эксперт
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: