Саудовская Аравия получила суперконкурента

Саудовская Аравия получила суперконкурентаОпыт Катара показывает, что для превращения в региональную супердержаву не нужны ни территория, ни армия СПУСТЯ год после начала «арабской весны», в которой Катар сыграл одну из ведущих ролей, официальная Доха продолжает еще активнее набирать геополитический вес в исламском мире.

Падение режимов в Египте и Ливии, а также затянувшиеся беспорядки в Сирии максимально сократили конкуренцию в арабском мире, оставив эмират один на один с Саудовской Аравией в борьбе за влияние. И это соперничество может стать основой для продолжения коренной трансформации арабского мира в наступившем году.
КАК КАТАР ЗАВОЮЕТ СИРИЮ
Катар принял самое деятельное участие в свержении режима Муаммара Каддафи, а несколько дней назад его руководство озвучило планы по интервенции в Сирию. 14 января эмир Хамад бин Халифа аль-Тани в интервью телекомпании CBS заявил, что туда необходимо послать войска арабских стран, чтобы остановить продолжающееся десять месяцев кровопролитие.
Инициатива Катара выглядит практически невыполнимой, поскольку соседи Сирии не станут участвовать в такой откровенной афере, а силы для проведения морской или воздушной операции у Лиги арабских государств (ЛАГ) отсутствуют. Без участия НАТО любое вооруженное вторжение в Сирию силами арабских стран теряет смысл. Поэтому заявление аль-Тани следует расценивать скорее как демонстрацию жесткой позиции в отношении Дамаска, согласованной с Западом, и через нее — своеобразный вызов Ирану, для которого режим Асада является единственным союзником в конфронтации с арабскими странами. С другой стороны, вызов Башару Асаду, представителю алавитского меньшинства, должен усилить позиции Катара среди суннитов, представляющих большинство в Сирии. После крушения сирийского режима Дамаск распростится с претензиями на региональное лидерство и лишится титула «сердца арабского мира». Что, в свою очередь, позволит Дохе нарастить свой потенциал.
АЛЬ-ДЖАЗИРА КАК ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА
Расширение влияния Катара происходит не только на Ближнем Востоке и в Северной Африке, но и в Центральной Азии. Немногим ранее радикальное афганское движение «Талибан» получило разрешение от властей эмирата открыть представительство в столице. Согласно замыслу офис в Дохе будет использован для ведения переговоров о прекращении военных действий в Афганистане. Речь об открытии «дипмиссии» «Талибана» зашла еще в конце прошлого года. Изначально предполагалось, что офис будет открыт в Саудовской Аравии или Турции, однако выбор в пользу Катара свидетельствует о том, что Запад делает ставку на нового партнера в регионе Персидского залива. В пользу этого говорит хотя бы то, что президент Афганистана Хамид Карзай одобрил такой шаг исключительно под давлением официального Вашингтона. Роль посредника, которую таким образом получает Катар, свидетельствует о растущем геополитическом весе этой страны и бьет по позициям Саудовской Аравии. В то же время здесь вполне очевидно и стремление Вашингтона усилить конкуренцию между Дохой и Эр-Риядом. Ведь Катар является выразителем интересов все тех же ваххабитов, только их прагматического крыла. Правда, это вряд ли дает основания считать эмират безопасным и комфортным партнером для Запада. Тем более что, соглашаясь на усиление позиций Катара в Центральной Азии, Вашингтон автоматически расширяет влияние этой страны на Афганистан и многомиллионный Пакистан.
    Путчист-реформатор
Хамад бин Халифа аль-Тани стал эмиром, низложив своего отца Халифу бин Хамад аль-Тани 27 июня 1995 года, когда тот отправился с визитом в Швейцарию. Впрочем, узурпатором его назвать сложно ввиду широкой поддержки. И хотя Катар живет по законам шариата и остается абсолютной монархией, в которой политические партии запрещены, Хамад является одним из наиболее продвинутых правителей в арабском мире. К примеру, в 1997 году Катар стал первой страной региона, предоставившей избирательное право женщинам. Привлечение западных добывающих компаний к реформированию нефтегазовой сферы привело к тому, что Катар стал ведущим производителем и экспортером сжиженного природного газа. В политическом смысле это позволило ему заручиться поддержкой в очень непростых отношениях с соседями. Элиты Саудовской Аравии и Египта крайне враждебно отнеслись к молодому выскочке. Есть версия, что именно они инспирировали попытку военного переворота против аль-Тани в 1997-м. Несмотря на запущенную новым эмиром модернизацию армии, военные возможности Катара очень ограничены, и потому монарх сделал ставку на асимметричные меры. Доха начала налаживать связи как с исламистскими движениями, включая ХАМАС и «Хезбаллу», так и с Израилем. Параллельно началось превращение «Аль-Джазиры» в «арабское CNN», что позволило сделать ее мощным средством информационной войны.
    Здесь следует отметить, что в действиях США есть определенный момент инерции. Катар стал превращаться в крупного регионального игрока еще в начале двухтысячных. Будучи традиционным союзником США, Доха чутко отреагировала на изменение правил геополитической игры после терактов 11 сентября 2001 года и активизировала контакты с местными оппозиционными лидерами — командирами повстанческих и политических движений на Ближнем и Среднем Востоке. В то же время созданная в 1996 году по заказу эмира телекомпания «Аль-Джазира» начала завоевывать авторитет Катару, предлагая «по-западному объективный, но проарабский» взгляд на иракскую и афганские войны. Впоследствии она стала платформой для групп политической и религиозной оппозиции в арабских странах, превратившись в конечном счете в один из ключевых инструментов «арабской весны».
Впрочем, не забывает Катар и о традиционных методах большой политики. Во время гражданской войны в Ливии солдаты эмира обучали повстанцев, а Доха была одним из главных поставщиков оружия для сил оппозиции.
КАК УБИРАЛИ КАДДАФИ
В октябре 2011 года активность Катара в Ливии вынудила президента Франции Николя Саркози провести переговоры с эмиром бин Халифа аль-Тани. В рамках этой встречи монарху дали понять, что стоило бы «более тесно координировать свои действия в Ливии с европейцами и ПНС». Тем не менее Париж вряд ли откажется от поддержки Катара, в котором видит альтернативу поднимающей голову Турции. Тем более что в последние годы отношения с Анкарой у Франции не складываются.
Однако слишком самостоятельная политика Катара по-прежнему вызывает обеспокоенность в Европе. Доха активно вмешивается в процесс формирования органов исполнительной власти, расставляя на ключевые посты свои креатуры. В муниципалитете Триполи им удалось сформировать большинство. Попытки управлять руководством Переходного национального совета Ливии уже вызвали раздражение министра финансов нового правительства страны Али Тартуни, который предупредил Катар о «необходимости стучать в дверь, прежде чем в нее заходить».
Смена режима в Ливии — это наиболее успешный проект Дохи по расширению своего влияния с ближневосточного региона на африканский континент. Именно Катар в ближайшие годы будет стоять за исламизацией Африки, а сам эмир займется наращиванием влияния в Африканском союзе, где раньше встречал противодействие со стороны Каддафи. После свержения полковника Дохе остается пролоббировать смену руководства Африканского союза, чтобы большая часть континента оказалась у ее ног.
ЭЛИТЫ УХОДЯТ
Успех политики Катара заключается в своевременном осознании начала процесса смены элит на Ближнем Востоке. Эмират наиболее эффективно использовал идеологический спрос на трансформации, происходящие в исламском мире, — переход от авторитарной диктатуры к «авторитарной демократии» и смену исламских радикалов на «мягких» исламистов. На Западе этот процесс еще не до конца осознан и ошибочно воспринимается как торжество демократических преобразований.
Наличие спроса на новую идеологию обеспечивает Катару не только лидерство в значительной части исламского мира, но и усиливает конфронтацию с Саудовской Аравией, где королевский дом аль-Сауда крайне консервативен и не собирается меняться. Поэтому можно предположить, что внешняя политика Катара рано или поздно приведет к дестабилизации в Саудовской Аравии и краху правящего режима в этой стране.
Эмират, занимающий третье место в мире по запасам природного газа и первое место по ВВП на душу населения, имеет практически неограниченные ресурсы для финансирования любых инициированных им операций и укрепления тем самым своих геополитических позиций. Спутать карты Катару может лишь широкомасштабная война с Ираном.

Источник: newsme.com.ua

Саудовская Аравия получит ракеты для ЗРК «Patriot»
Госдеп США одобрил поставку Саудовской Аравии ракет для ЗРК «Patriot», различных запасных частей и оборудования на $ 1, 75 млрд.

ВВС Саудовской Аравии получили самолет ДРЛО Saab 2000 AEW&C
16 декабря в Военно-воздушной академии Короля Фейсала Военно-воздушных сил Саудовской Аравии, находящейся в аэропорту Эр-Рияда, прошла церемония принятия в состав ВВС шведского самолета ДРЛО и управления Saab 2000 AEW&C, оснащенного радиолокационным комплексом Saab Erieye с активной фазированной антенной решеткой, сообщает блог Центра анализа стратегий и технологий.

Может ли Саудовская Аравия получить ядерную бомбу от Пакистана?
Появившиеся недавно сообщения о том, что Пакистан якобы готов передать ядерное оружие Саудовской Аравии, так никого и не напугали.

Саудовская Аравия получила первый сторожевой катер германского производства
В начале ноября на борту транспортного судна ВВС Pearl компании BBC Chartering в Саудовскую Аравию из германского Вольгаста отправлен первый сторожевой катер TRS 5243 Jeddah проекта TNC 35, построенный компанией «Fr.


  • Катар,
  • Ливия,
  • Альтань,
  • ДОХА,
  • МИР
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: