Демоны национализма жаждут крови

Этнополитическая ситуация на постсоветском пространстве нестабильна. И если в Москве вдруг произойдут события, подобные бишкекским, то во многих регионах России начнутся межэтнические столкновения, аналогичные тем, что произошли на юге Киргизии..

Случайность этнического конфликта в Оше, который продолжает обеспечивать работой журналистов информационных агентств мира, всего лишь кажущаяся, как бы многим ни хотелось думать по-другому. И вызван он отнюдь не дестабилизацией ситуации в Киргизии из-за смены власти, произошедшей нелегитимным путем. Последняя всего лишь актуализировала латентное межэтническое напряжение, которое копилось на протяжении последних 20 лет, то и дело прорываясь наружу в форме убийств и погромов.

Причина скрытого межэтнического напряжения достаточно банальна. В Кыргызстане существуют территории компактного проживания узбеков – народа, обладающего собственной государственностью в форме Республики Узбекистан, который как раз и граничит с Киргизией. Причем узбеки отнюдь не малочисленный этнос. Они составляют примерно 14% населения страны, и большая часть из этих 14% проживает вблизи границы с Узбекистаном. Отсюда и противостояние. Первым непонятно, почему на территории Киргизии проживает так много представителей народа соседней республики. Вторым же не ясно, почему, если они компактно заселяют юго-запад Кыргызстана, эта территория относится к последнему.

Пока политическая ситуация относительно стабильна, а власть – относительно устойчива, никто не делает радикальных выводов о необходимости изменения существующего территориального status quo, но как только ситуация дестабилизируется, скрытое противостояние активизируется, рождая прямые конфликтные столкновения.

Однако стоит признать, что на самом деле проблема даже не в Киргизии. Проблема в том, что подобная ситуация имеет место на двух третях территории бывшего СССР, разрушение которого дало толчок этно-национальной доминанте, использованной местными элитами в борьбе с союзным руководством. Двадцать лет назад на большей части территории СССР по сути дела было создано единое этно-конфликтное пространство, на котором различные этнические группы на площади в 18 млн. кв. км, что составляет более 70% территории бывшего Советского Союза, оспаривают друг у друга 168 территорий.

Можно выделить четыре основных района притязаний: Запад, с территорией в 1547.9 тыс. кв. км и населением 84.4 млн. чел., Кавказ и Закавказье – 440.4 тыс. кв. км, 28.2 млн. чел., Средняя Азия и Казахстан 3994.4 тыс. кв. км, население – 49.4 млн. чел., Поволжье — 864.2 т. кв. км, 28.7 млн. чел.

Кроме того, существуют несколько безграничных анклавных зон потенциальных притязаний, то есть территорий, компактно заселенных представителями одного народа, но непосредственно не имеющих общей границы с основной территорией проживания данного народа – Каракалпакия, заселенная преимущественно русскими, Крым, Калининградская область, заселенная русскими, но оторванная от территории России и страдающая от скрытых притязаний Германии.

Более того, на сегодняшний день в явном или латентном виде практически вся территория СССР окружена кольцом этно-территориальных притязаний. В том или ином виде их имеют Норвегия, Польша, Германия, Словакия, Венгрия, Румыния, Турция, Иран, Китай. Япония. Кроме того, не стоит забывать и об остро стоящем «русском вопросе», который связан, прежде всего, с масштабным ущемлением прав русскоязычного населения в бывших республиках СССР.

Впрочем, тут встает проблема выбора, рассматривать ли понятие «нация» исключительно в этническом смысле, характерном для националистов Прибалтики и Закавказья, или в европейском смысле – как общности, объединенной историко-культурным, территориально-географическим, государственно-политическим и экономическим началом. Естественно, что в условиях России приоритет следует отдать второму подходу, тем более что по данным опросов, хотя около 83% формально считают себя русскими (в России), лишь 17% готовы себя идентифицировать «чисто русскими».

Полиэтнизм СССР и РСФСР (РФ), длительный период существования наций в едином сообществе предопределили на сегодня реальное существование на территории СНГ особой формы национального вопроса. Большинство населения бывших республик СССР до сих пор отождествляет себя не с территорией своей республики, а либо с местностью своего проживания, либо со всей территорией СССР.

Принимая современное Европейское понимание «нации», мы должны признать, что в СССР, несмотря на многочисленные утверждения обратного, реально сложилась некая новая — «советская» нация полиэтнического характера, которая в значительной степени интегрировала в себя формальных представителей традиционных этносов – хотя и не всех.

А это ставит вопрос о проблеме самоопределения каждой конкретной постсоветской нации, обретения ею своего национально-государственного образования. И относится это не только к среднеазиатским республикам, но и к Российской Федерации. Если бы в Москве вдруг произошли события, подобные недавним в Бишкеке – во многих регионах страны могли бы развиться события, аналогичные тем, что произошли на юге Киргизии.

Это объективно означает, что этнополитическая ситуация неустойчива и требует как политических, так и смысловых стратегических решений. В этом отношении исключение возможности конфликтов, подобных южно-киргизскому, требует либо нового обращения к теме изменения границ в соответствии с реальными зонами проживания тех или иных народов, что может привести к непредсказуемому развитию событий. Либо оно требует восстановления в той или иной форме единого Союзного государства, внутри которого существующие границы будут иметь статус относительной условности. Причем возможно это будет только при соблюдении трех необходимых условий:

1) Обеспечение сильной и эффективной союзной власти, способной выступать полноценным арбитром в отношениях между составными частями государства и населяющими их народами;
2) Обеспечение реального равноправия государственных образований, являющихся субъектами Союза;
3) Обеспечение смыслового покрытия данного пространства, полноценно объясняющего и легитимизирующего реинтеграцию проживающих на территориях Союза различных этносов.

Только при соблюдении этих условий созданное Союзное государство сможет просуществовать достаточно долго и не пасть жертвой тех этнических конфликтов, которые породила 70-летняя национальная политика СССР.

Впрочем, есть еще один выход – установление жесткой авторитарной власти, которая бы пресекала деятельность националистических агитаторов. Вот только насколько успешным будет этот вариант? Ведь демоны национализма и этнического насилия никогда не умирают, они лишь затаиваются на время, чтобы напомнить о себе в самое неподходящее время. И события в Оше яркое тому подтверждение. Двадцати лет спокойного сосуществования узбеков и киргизов в рамках одного государства как будто бы и не было.

Сергей Черняховский, Русский Журнал

Новоиспечённые украинские депутаты-радикалы высказывают недовольство своим положением в ВРУ и жаждут крови
После формирования фракций и межфракционных групп в новой Верховной раде Украины появились первые комментарии от новоиспечённых депутатов и их приближённых.

Наталья Витренко: Без пункта о запрете нацизма мирный план – туалетная бумажка
Подписанный в Минске мирный протокол абсолютно не решает проблему конфликта на Донбассе, заявила в интервью агентству лидер Прогрессивной социалистической партии Украины Наталья Витренко.

Новомученики и неонацисты
13 июля – день рождения выдающегося украинского писателя и журналиста Олеся Бузины.

Дебальцевский разгром
В канун годовщины бандеровского госпереворота, на глазах всей мировой общественности, дебальцевский «мешок» с ВСУ и Нацгвардией превратился в «котёл», он закипел и взорвался.

Полгода, как мы переехали: РОССИЯ глазами украинца
Завтра будет ровно полгода, как мы приехали в Россию.


  • постсоветское пространство,
  • национализм,
  • межэтнический конфликт,
  • Киргизия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: