Как поставить работодателя на место?

Кризис стимулирует работодателей максимально загружать работников сверхурочным трудом, за который оплата не предусмотрена. И такое происходит практически везде на постсоветском пространстве. Именно там, где правовое поле и права человека находятся практически на разных полюсах. А обиднее всего, что люди к такому положению вещей кое-где относятся достаточно спокойно.

Зачем да, если можно нет?

В Казахстане все больше людей работают сверхурочно. Но работодатели не хотят платить за переработку, в результате недовольство работников перекидывается на властные структуры. То есть на тех, кто должен обеспечивать баланс между интересами работников и работодателей.

В конце декабря прошлого года в Департамент по контролю и социальной защите населения Мангистауской области поступила жалоба от коллектива работников областной детской больницы. Суть обращения — невыплаты за сверхурочные часы работы на предприятии.

Среди пострадавших: сотрудников хирурги, реаниматологи, пульмонологи, психоневрологи. Сумма невыплаченной задолженности за переработку с сентября 2008-го по декабрь 2009 года составила 828 тыс. тенге.

Невыплаты за сверхурочный труд уже превратились в тенденцию. Так, свежа в памяти история, произошедшая осенью 2009 года в Актобе. Там работники завода «Экотон-Батыс» по выпуску ячеистого бетона не могли в течение нескольких месяцев получить у руководства завода деньги за переработку.

Ситуация в казахстанской экономике вынуждает работников мириться с произволом работодателей. Поскольку найти работу сложнее, чем два-три года назад.

С ног на голову

Согласно опросу компании HeadHunter, 88% сотрудников работают сверхурочно и не получают за это денег.

Если до кризиса на казахстанском рынке труда в приоритете был работник, то сейчас — работодатель. Поясню свою мысль. Помнится, руководитель крупного перерабатывающего предприятия в Алматы сетовал на слишком завышенные аппетиты недавних выпускников вузов. Молодой человек, только закончивший учебу по специальности «технолог», попросил у него 3 тыс. долларов зарплаты. Это еще одно свидетельство того, что порой ситуация доходила до абсурда.

Кризис все перевернул с ног на голову. Диктат со стороны работника сменился на диктат со стороны работодателя. В классической схеме рыночной экономики и работодатель, и работник имеют инструменты влияния друг на друга. Баланс обеспечивает государство, которое следит за тем, чтобы трудовые споры разрешались в рамках правового поля.

«Наши власти на сей счет не очень заморачиваются. Зачем? Они сами давно находятся вне правового поля, а вопросы решают не в судах. Отсюда и правовой нигилизм со стороны большинства казахстанцев, и неверие в способность государства защитить их права», — говорит на условиях анонимности Арман, 32-летний работник одной из консалтинговых компаний.

Благие пожелания и реальность

Формально государство сделало все, чтобы защитить интересы работника. К примеру, в Трудовом кодексе (пункт второй статьи 89) прописало общую продолжительность сверхурочных работ. Она не должна превышать 12 часов в месяц и 120 часов в год. Данная норма распространяется на все организации, независимо от режима рабочего времени предприятия.

В соответствии со статьей 134 заработная плата выплачивается в денежной форме в национальной валюте не реже одного раза в месяц, не позже первой декады следующего месяца. При задержке по вине работодателя выплаты заработной платы он должен выплатить работнику задолженность и пеню.

Это лишь отдельные статьи Трудового кодекса, призванные защитить работника. Но насколько в реальной жизни применимы и действенны вышеупомянутые нормы?

Какую тайну Airbus A321 скрывают спецслужбы
Ростислав Ищенко: Гость «Открытой студии» — Евгений Янович Сатановский, директор Института Ближнего Востока.

В воронке на месте падения «Протона» образовалось ядовитое озеро
На месте падения ракеты-носителя " Протон -М" нашли следы ракетного топлива — гептила. Его предельно допустимая концентрация в центре воронки превышена в 527 раз.

На месте кафе «Буратино» откроют смотровую площадку
Как пояснил последний, на месте здания будет смотровая площадка, как и было раньше. Право на собственность земли, на которой стояло здание кафе, городская власть отсудила у ИП Ирины Роговой, дочери экс-мэра Саратова Юрия Аксененко.

Что делать, если мужчина начинает «борзеть»?
Зачем же вообще ставить мужчину на место? Может быть, просто жить и любить друг друга?


  • постсоветское пространство,
  • кризис,
  • рынок труда,
  • Казахстан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: