Как сохранить оазис в бурю

Взрывы в московском метро и на Кавказе, еще одна революция в Кыргызстане, массовый побег из Мангистауской колонии, этническая чистка на юге Кыргызстана, взрывы в Стамбуле, самоподрывы в Таджикистане, Израиле, Ираке и Афганистане. Все это ставит вопрос перед казахскими структурами власти и управления, правоохранительными органами и спецслужбами. Готов ли Казахстан к тому, чтобы предотвратить и пресечь насилие, которое планируют и осуществляют профессионалы по всему миру?

Терроризм как часть политики

О терроризме написано и сказано много. Сейчас мы говорим только об одной его разновидности: терроризм на службе у политических и финансовых организаций, государств и транснациональных корпораций. Как вспомогательная мера для захвата контроля над территорией без полномасштабных боевых действий.

Как правило, терроризм — это запугивание широких масс населения, органов власти и управления с целью повлиять на осуществляемую государственную политику, общественное мнение, финансовые и экономические процессы. Активное и профессиональное применение насилия в наши дни упрощает определение террора: это не социальное явление, а тактика ведения боевых действий.

На данный момент главной конечной целью подобной тактики является контроль над территорией, населением и, следовательно, над ресурсами. Контроль над указанными компонентами интересен только для государств и транснациональных корпораций (что практически всегда одно и то же).

Причина очевидна. Правило «золотого миллиарда» гласит, что ресурсов на всех не хватит. Это значит, что развитым индустриальным державам надо ограничивать развитие и контролировать потребление других стран — во избежание появления «пищевых» конкурентов.

Ограничение и контроль осуществляется невоенными и военными способами. Невоенные способы: неограниченные кредиты, поощрение коррупции в высших эшелонах власти, совмещенное с внедрением примата частных интересов над общественными в головы руководства страны-объекта. Военные способы — дестабилизация путем оккупации, государственного переворота, активной поддержки терроризма и массовых беспорядков (после создания необходимой социальной базы). Страна, лежащая в руинах, граждане которой убивают друг друга пачками по религиозным и политическим мотивам — будет потреблять мало в силу бедности, но сможет поставлять дешевую рабочую силу.

Классическим примером невоенного способа может служить Южная Корея, которую вынудили взять кредит у международных финансовых институтов. Военный способ — Босния, Югославия, Ирак, Афганистан. На кону стоят большие деньги — поэтому занимаются как военными, так и невоенными способами контроля только хорошие и проверенные профессионалы.

Исламский терроризм как брэнд

Несмотря на то, что терроризм вырос из социального явления — превратившись в оружие специалистов, его еще связывают с религией или национальной принадлежностью. На сегодняшний день терроризм пытаются плотно привязать к исламу и мусульманам. Как путем СМИ, так и через организацию псевдорелигиозных групп для террористической деятельности.

Целей создания исламу имиджа террористической религии несколько.

1. Большинство углеводородных запасов мира находятся в мусульманских странах: Ирак, Иран и Ближний Восток в целом. Поддержание постоянной нестабильности на Ближнем Востоке является эффективным фактором, сдерживающим развитие стран региона. Ведь при справедливом распределении нефтяных прибылей — Ближний Восток выйдет из-под контроля крупных нефтяных корпораций.

2. Партия исламского терроризма разыгрывается одновременно на нескольких досках. РФ —активная поддержка «исламского терроризма» на российском Кавказе является эффективным подспорьем развала России в будущем. Афганистан, Пакистан, Центральная Азия: при условии нестабильности в этих странах — осложнят ситуацию с экстремизмом в РФ и Китае. Что Китай, что Россия — гиганты потребления, чей рост крупным корпорациям выгодно ограничить.

Крайняя нищета государств исламского мира расширяет вербовочный контингент для экстремистских организаций. И, несмотря на открытость информации об исламе, на данный момент массовые информационные кампании, множественные теракты, смогли выполнить свою задачу — создать имидж религии террористов. Хотя наиболее радикальные течения — не более чем прикрытие для настоящих профессионалов подрывной деятельности, которым чужды какие-либо духовные ценности.

Эффект наибольшего благоприятствования для терроризма

Есть ли похожесть условий между арабским востоком и нашими странами — чтобы мы могли попытаться спрогнозировать? Давайте рассмотрим наихудший сценарий. Условия жизни в независимых странах Центральной Азии подвергаются двум противоположным тенденциям. Будучи захваченными общемировым экономическим подъемом 1990-ых, наши страны испытали на себе несомненный прогресс, хотя все же не развиваются так, как ожидали многие граждане. Некоторые регионы с момента развала СССР испытывают только ухудшение.

Обзор независимых СМИ дает главную характеристику жизни в регионе — социальная несправедливость, бедность, отсутствие государственной идеологии и случайный, спорадический характер любого рода реформ в государствах Центральной Азии. Самое главное — предоставленность граждан самим себе. Нельзя исключать, что данное обобщение однобоко, но нижние пороги статистики именно об этом и свидетельствуют.

При строительстве СССР, советская власть ограничила влияние религии на общество, но взамен предоставила общую идеологическую базу и равенство всех. На любом этапе развития и роста, большинство советских граждан чувствовали на себе участие государства во всем. Детский сад — школа — ПТУ — институт — работа — коллектив. Человек никогда не выпадал из социального цикла. Государство знало о человеке все, человек также знал многое о государстве. Само собой, что это общий взгляд на вещи, но отражающий советские тенденции.

Сторонники социалистической модели бывшего СССР утверждают, что структура государственной власти и общества была прозрачна и доступна каждому — более или менее. Лучшим доказательством может служить то, что нынешние президенты стран Центральной Азии родились в советских селах, закончили колхозные школы и не получили престижного образования. Несмотря на это, каждый из них сформировался и вырос при советской власти, которая заметила их управленческий талант и дала им шанс вырасти до вершины социальной ответственности.

Теперь же целые слои граждан, ожидающие заботы государства о себе, — просто не могут найти работу, практически выброшены из социального оборота. Это сильно подрывает веру молодого поколения в государственную справедливость. Особенно, когда они видят, что их сверстники, не прилагая усилий, достигают всего путем родственных связей.

Будучи предоставленными самим себе, люди обязательно обратятся к религии — как к единственной моральной опоре. Ведь массовое распространение неклассических религиозных организаций в Центральной Азии свидетельствует о том, что: пропагандируют такие организации профессионалы высочайшего класса, тогда как государства региона самоустранились от социальной сферы. Значит завтра на место государства придут миссионеры. С деньгами и ответами на вопросы людей: кому простые люди нужны в этой жизни, и что надо делать, чтобы сделать мир справедливым.

Наиболее хорошо суть изложил Дж Перкинс в книге «Исповедь экономического убийцы»: «Все эти люди… миллиарды на планете — потенциальные террористы. Не потому, что они верят в коммунизм или анархизм или изначально злы, но просто оттого, что они пребывают в отчаянии».

Резюмируя ситуацию с кадрами для террористических организаций, можно утверждать, что во всех странах Центральной Азии благоприятная обстановка для вербовки членов подобных организаций. Большие пустынные и степные территории благоприятствуют созданию тренировочных лагерей для любых террористических организаций.

Особенности современного терроризма

Брэнд терроризма рекламируется нынешними политиками как универсальное зло, расплывчатое, больше напоминающее дымовую завесу, чем классификацию. Однако у всякого вида терроризма на сегодняшний день есть общеродовая черта — все организаторы террористических организаций преследуют материальную выгоду. Бескорыстный терроризм — выдумки бизнесменов от террора: чтобы не делиться прибылями.

Современная террористическая тактика основывается на активном участии лиц, проходивших специальную диверсионную подготовку под руководством правительственных инструкторов. Любители используются только как одноразовый материал. Ну а стратегические планы терактов, естественно, пишут финансисты.

Именно поэтому силовое подавление террора — крайне тяжелая задача. Классический террористический акт (взрыв, массовые беспорядки) нацелен на города, большое скопление людей или объект инфраструктуры. С нынешним же развитием стрелкового вооружения, прогрессом минно-взрывного дела, средств связи и СМИ — один не просто «в поле воин». «Один в поле» — это целая армия. Две-три группы по 4—5 человек — без труда могут дестабилизировать ситуацию в крупных городах как Алматы, Астана или Шымкент, чтобы убедить граждан в своем могуществе и бессилии властей.

Информация о недавнем побеге из мангистауской колонии — доказательство, что в случае применения тактики террора в республике — нашим правоохранительным структурам будет тяжело противодействовать им. Правоохранительные и специальные службы испытывают дефицит обученных кадров, финансирования и самое главное — органы власти и управления не вполне понимают свою взаимосвязь с полицией и органами национальной безопасности —из чего и вырастает криминальный бум в городах и многие тысячи членов невнятных псевдо-религиозных сект. Все перечисленное — питательная среда для дестабилизации, массовых беспорядков и любой террористической деятельности.

Еще одним фактором, осложняющим противодействие террористической угрозе, является хаотичность миграционных процессов в отсутствие полноценных регистрационных процедур в РК. Другими словами: нет прописки — нет контроля. И пусть это осуждает развитая Европа (которая с радостью высылает сейчас цыган) и страны антитеррористической коалиции (которые до сих пор изощренно пытают заключенных в секретных тюрьмах) — но налицо необходимость возвращать полный контроль полиции над внутренней миграцией. Вплоть до спутникового контроля за каждым отдельным гражданином. Когда научимся запускать спутники, а не извлекать прибыль еще до его запуска.

Террористические формы воздействия (теракты) разные, мотив один — власть и ресурсы. Поэтому и приостановить терроризм можно, в первую очередь, социализацией всех граждан, их равноправием и объединением в одно общество. Если честно, то у нас с этим большие проблемы.

Третий звонок

Бытовые стычки в Кыргызстане с перерастанием в этнические чистки являются ярким примером, что в любом обществе можно найти конфликтный потенциал для организации полноценных массовых беспорядков. Вполне вероятно, что парламентские выборы в Кыргызской Республике станут еще одним поводом для некоторых вывести толпу на улицу. И под этим прикрытием спровоцировать еще одну волну насилия.

Массовый побег в Таджикистане, уничтожение воинской колонны из засады, вылазки почти забытых оппозиционеров — еще один признак нарастания террористической угрозы в регионе.

И все же боевые столкновения с участием иностранных наемников в Таджикистане не так необычны и неожиданны как нападение на колонию строгого режима в Мангистауской области, когда действия боевиков застали врасплох всех. Атака на госучреждение была четко спланирована и осуществлена с военной продуманностью деталей.

И в то же время четкость побега не стыкуется с неудачными действиями боевиков по эксфильтрации за территорию региона. Даже можно сделать вывод, что операцию по выводу группы за пределы области планировало лицо, не вполне знакомое с местными реалиями. Однако вывод из мангистауской истории один: несмотря на то, что боевиков уничтожили, они успели достичь основной цели — обозначили уязвимость госучреждений и доказали, что возможно нападать на любой объект в республике. Если даже колония строгого режима им по зубам, то для террористов в Казахстане есть лазейки.

Бить или не бить

У антитеррора задача ясна: перекрыть источники финансирования боевиков, уничтожить мотив или устранить заказчиков терактов. Очевидно, что терроризм непобедим — пока выгоден как определенная тактика. И — увы — без активного применения насилия, в том числе и за пределами страны — терроризм победить нельзя.

Мне кажется, что можно рассматривать вероятность силового противодействия терроризму главным образом на этапе планирования акций. Разумеется, что штабы по разработке идей глобального «терроризма», а точнее подрывной деятельности расположены по всему миру и чаще всего в благополучных и стабильных странах. Поэтому акции превентивного антитеррора должны быть хирургически точными и выверенными.

Государство не может себе позволить реагировать на теракты, как баран на бешбармак: жалобно блеять и трепыхаться, когда уже связали ноги и подносят к горлу нож. Ведь на карте спокойствие миллионов и жизни тысяч. Если мы ничего не предпримем по реальному предупреждению терактов в РК, мы продолжим быть тучным тельцом, которого рано или поздно поведут на убой. Ведь когда вокруг нас точат когти и зубы, для нас будет наивным уповать на помощь мирового сообщества и не готовиться самим.

Отвечая на вопрос заданный в заголовке можно сказать — терроризм в Казахстане вполне возможен, ибо мы находимся в регионе, нестабильность которого может оказаться решающей в борьбе за мировое господство. Социальная база для терроризма у нас есть: сотни тысяч граждан не чувствуют, что нужны государству, а на примере пенсионеров молодежь видит, что быть патриотом невыгодно.

Замечательно, что у нас нет конфликтов с соседями, мы приятны и милы в отношениях со всеми странами и в рамках международных организаций. Однако наши природные богатства и наши богатые страны-соседи представляют слишком большой интерес, чтобы наше спокойствие продолжало даваться так дешево как раньше.

Расул Рысмамбетов, Республика.KZ

6 советов, как сохранить страсть в постели
Анна Модерска, секс-консультант и педагог. Давай сразу поговорим о плохом об опасности кризиса.

Патриарх Кирилл рассказал, как сохранить мир в душе в эпоху информационных войн
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, с 24 по 26 октября 2016 года состоялся VII Международный фестиваль «Вера и Слово», соорганизаторами которого выступили Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ и пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. Фестиваль «Вера и Cлово» проходит раз в два года, начиная с 2004 года. В этом году фестивалю исполняется 12 лет. В рамках VII Международного фестиваля «Вера и Слово» в Храме Христа Спасителя прошла встреча со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси...

Патриарх Кирилл рассказал, как сохранить мир в душе в эпоху информационных войн
В рамках VII Международного фестиваля «Вера и Слово» в Храме Христа Спасителя прошла встреча со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, который ответил на различные вопросы участников фестиваля во время прямой трансляции телеканала «Москва-24». Один из самых актуальных вопросов на встрече был задан режиссером и продюсером Анной Даниловой: «Сегодня время кризиса международных отношений, и из многих СМИ на людей льется пропаганда ненависти. Призыв увидеть в ком-то другом своего врага с одинаковой силой исходит с разных сторон...

Хороший сосед, злой сосед: мэр Риги рассказал, какими нас видят в Латвии
Мэр Риги Нил Ушаков помимо встреч с властями Санкт-Петербурга посвятил время своего рабочего визита в Россию и петербургским студентам — политологам и международникам.

Сборная Китая сохраняет лидерство в Паралимпиаде
Сборная Китая сохраняет лидерство в медальном зачете Паралимпийских игр 2016 года в бразильском Рио-де-Жанейро. После пяти дней соревнований китайские атлеты завоевали 50 золотых, 40 серебряных и 28 бронзовых медалей.


  • Казахстан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: