КСОР из избы

Измученный безденежьем Александр Лукашенко наконец сдался и позволил русскому медведю заключить себя в объятия. Батька таки поставил автограф под соглашением о создании Коалиционных сил оперативного реагирования (КСОР). Вчера же в Москву с государственным визитом пожаловал еще один наш “верный союзничек” по блоку ОДКБ — президент Таджикистана Эмомали Рахмон. В Кремле надеются, что в ходе переговоров таджикбаши умерит свои аппетиты и больше не будет требовать у нас гигантских сум за право пребывания в республике Российских войск. Теперь у Москвы остался лишь самый твердый орешек — Узбекистан.

Документ о создании КСОР готовился в спешке и не был до конца проработан. По некоторым своим положениям он прямо противоречит национальным законодательствам стран — членов ОДКБ. Например, у нас нет закона, который бы регулировал направление военных за рубеж. Мы вовсе не против КСОР или тем более ОДКБ. Мы — за. Но эти структуры должны на деле обеспечивать безопасность региона, а не создавать искусственные проблемы, как сейчас” — так ташкентские чиновники мотивируют нежелание Узбекистана иметь что-то общее с Коллективными силами оперативного реагирования ОДКБ в их нынешнем виде.

Но такая горячая приверженность “идеям ОДКБ” как-то странно сочетается с крайней “нелюдимостью” узбекских лидеров. За последние годы президент Ислам Каримов ни разу не принял генерального секретаря ОДКБ, несмотря на настойчивые просьбы последнего. Посланцы Ташкента — крайне редкие гости на слетах силовиков стран ОДКБ, включая самые политически безобидные. Например, в минувшем сентябре Узбекистан без объяснения причин отказался участвовать в совещании руководителей антинаркотических ведомств и финансовых разведок по противодействию наркобизнесу в Бишкеке.

Весьма своеобразными являются и современные веяния в узбекской идеологической сфере. Помните, какой шум поднялся два года назад, когда Эстония перенесла на другое место Бронзового солдата? У Ташкента долгие годы тоже был подобный символ. В центре города возвышался памятник семье кузнеца Шаахмеда Шамахмудова, усыновившей в годы Великой Отечественной войны 15 детей-сирот разных национальностей.

Но в прошлом году памятник перенесли, по словам чиновников, на “другое, не менее почетное место”. “Не менее почетным местом” оказалась самая окраина Ташкента, рядом с вещевым рынком и кольцевой автодорогой.

Еще одним символом Ташкента был мемориальный комплекс “Братские могилы”, посвященный погибшим в Великой Отечественной войне. Его, к счастью, пока никто не перенес к вещевому рынку. Но, по свидетельству самого авторитетного источника новостей об Узбекистане — сайта “Фергана.ру”, комплекс напоминает сегодня свалку. Куда ни кинь взгляд, везде кучи гниющего мусора и пустые бутылки.

Политически некорректным в государстве Ислама Каримова признан и сам термин “Великая Отечественная война”. Вместо этого 9 мая в Узбекистане отмечают День победы во Второй мировой войне. И это несмотря на то, что Вторая мировая вообще-то завершилась лишь в августе 1945 года, после капитуляции Японии.

Президентом независимого Узбекистана Ислам Каримов стал после долгой карьеры в советских властных структурах, увенчанной постом первого секретаря ЦК республиканской компартии. Но сегодня в местных школах и вузах новому поколению вкладывают в головы: ХIХ и ХХ века были временем “постоянной национально-освободительной борьбы узбекского народа против жесткого российско-советского колониального ига”.

Если в Ташкенте так не любят “советских колонизаторов”, почему Узбекистан до сих пор состоит с их наследниками в одном военном блоке? По мнению экспертов, Ислам Каримов занял исключительно удобную для себя позицию — на заборе.

Оставаясь формально в ОДКБ, Узбекистан страхуется от будущих неприятностей. Допустим, через несколько лет Ташкент вновь насмерть рассорится с Западом, как после андижанской бойни 2005 года. Или афганская заваруха перельется через узбекскую границу. Тогда Каримов сразу вспомнит о своем статусе союзника России и потребует от Москвы “исполнения обязательств”.

Не принимая реального участия в делах ОДКБ, Ислам Каримов сохраняет себе полную свободу рук. Как известно, Ташкент сейчас остро конфликтует с Таджикистаном и Киргизией из-за водных ресурсов Средней Азии. Многие эксперты по региону убеждены: если Душанбе и Бишкек будут слишком уж “дерзить”, Узбекистан будет готов использовать в их отношении и военную силу. Но даже если до этого не дойдет, Каримов в принципе не хочет принимать на себя каких-либо твердых обязательств — ни перед ОДКБ и Москвой, ни перед кем-нибудь еще.

Такая ситуация довольно унизительна для России. Но демонизировать Узбекистан и лично Ислама Каримова — самое последнее дело. В отличие от Саакашвили и Ющенко бывший член Политбюро ЦК КПСС — вовсе не русофоб. Он всего лишь очень жесткий политик, не уважающий слабаков и игру в поддавки. А Россия дала Ташкенту все поводы думать, что мы играем именно в эту игру.

Человеческая природа — странная штука. Если нам что-то достается даром или без особых усилий, мы это не ценим. Членство в ОДКБ достается практически даром. Россия на всех углах декларирует: наш оборонный блок открыт для всех. А теперь сравним ОДКБ и блок НАТО с его строжайшими критериями членства. Разница чувствуется, не правда ли?

Узбекистан — ключевая держава Средней Азии. Эту страну нельзя пытаться изолировать. С ней не надо затевать ссор. Но равным образом ей не стоит предоставлять возможности вести себя как капризная примадонна. Глядя на Узбекистан, Москву начинают пробовать на прочность и другие среднеазиатские игроки.

Экономика Таджикистана “не переворачивается кверху брюхом” только из-за денежных переводов домой гастарбайтеров из России. Но президент Эмомали Рахмон все равно счел возможным пошантажировать Москву: устроить гонения на русский язык и потребовать фантастические суммы за пребывание в своей республике российских военных.

Лидер Киргизии Курманбек Бакиев действует менее прямолинейно, но зато более успешно. Получив от России многомиллионный кредит, он тут же использует кремлевские интерьеры для выбивания денег у Запада. Идеей с двойным дном можно назвать и предложение Бакиева разместить в южной Киргизии российский военный контингент. Это попытка использовать нас в качестве пешек или, хуже того, пушечного мяса в конфликте между Бишкеком и Ташкентом, не более и не менее.

Соседей, как мы хорошо знаем, не выбирают. Других партнеров по ОДКБ, кроме нынешних, у нас нет и не предвидится. Но подтянуть дисциплину внутри ОДКБ явно не мешало бы. Конечно, независимые государства нельзя отстроить на “раз-два равняйся”. Но позволять партнерам и дальше “сидеть на заборе” — терять лицо, что на Востоке хуже смерти.

Михаил Ростовский, МК

Одна из крупнейших катастроф Великой войны
100 лет назад, 26 октября 1916 года, в Архангельском порту на участке Бакарица при разгрузке корабля с взрывчаткой и боеприпасами произошел один из крупнейших в истории неядерных взрывов, унесший по официальным данным более 600 жизней.

Внезапная проверка боеготовности КСОР ОДКБ
12 мая стартовала внезапная проверка боеготовности Коллективных сил оперативного реагирования Организации Договора о коллективной безопасности (КСОР ОДКБ).

Чёрный соболь в железной петле. Как выдернуть российскую «оборонку» из кипрских офшоров?
Металлург в камне — памятник ушедшим и нынешним поколениям белоречан.

Кому сор из избы выносить?
Прочитал статью «О судьбе Киева.

«В 90-е убивали, сегодня увольняют»
Михаил Алдашин — один из самых заслуженных мультипликаторов России, лауреат многочисленных фестивалей и автор таких нетленок, как «Рождество», «Охотник», «Другая сторона».


  • геополитика,
  • КСОР,
  • Таджикистан,
  • Узбекистан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: