Казахстан не потянет роль "честного брокера"

Формально каждая из 56 стран – участниц ОБСЕ вправе внести свой вклад в положительную динамику трансформации этой организации. На практике вопрос в том, насколько весомым может быть вклад Казахстана и так ли он ожидаем со стороны главных грандов ОБСЕ?

Немало экспертных дискуссий было проведено в преддверии председательства Казахстана в ОБСЕ. Лейтмотив которых — сомнение в реальных возможностях Казахстана. Были, конечно, предсказания о возможности начала реформ ОБСЕ, о потенциале Казахстана в качестве «честного брокера» при модерации диалога в замороженных конфликтах. Но в сухом остатке от этих дискуссий оставалась тревога о том, как бы это председательство не вылилось в игру между Москвой и Вашингтоном, а миссия Астаны не превратилась бы в имитацию независимой политики.

Четыре декоративных «Т»

Пока результат деятельности на посту неутешителен. Так, предположение, высказанное в российском МИДе, о возможном сворачивании или как минимум реформе Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ в период председательства Казахстана, так и осталось предположением. Не получила продолжения и инициатива Дмитрия Медведева о новом договоре по безопасности в Европе, ее также относили к возможной теме, которую могли бы поднять в этот период, учитывая, что внешняя политика Казахстана и России по вопросам стратегической безопасности синхронизирована. По-прежнему открыт вопрос о проведении саммита ОБСЕ в Астане, первом после длительного перерыва.

В результате официальная миссия Казахстана в ОБСЕ, названная «Четыре «Т», выглядит весьма обтекаемо и в высшей степени комплиментарно. «Четыре «Т» — это Trust («доверие»), Tradition («традиция»), Transparency («прозрачность») и Tolerance («толерантность»). Ознакомившись с расшифровкой этих тезисов на сайте МИДа, понимаешь, что, в принципе, они логичен, если помнить о дебюте Казахстана как главы ОБСЕ и мягкой многовекторности политики Астаны.

А если отойти от завышенных ожиданий и сосредоточиться на реалиях председательства, то по существу перед Астаной стоят две задачи. Первая — Казахстан обременен необходимостью работать в рамках заданного ему сценария: скажем прямо, не раздражать Москву и Вашингтон. Это лишает Казахстан возможности проводить кардинальные реформы и выступать с активными инициативами. Не только из-за отсутствия большого геополитического ресурса, но и потому, что страны ОБСЕ не ждут от Казахстана подобной активности.

С точки зрения Запада это председательство скорее некий жест постсоветскому пространству, символизирующий необходимость строительства «общего дома» от Атлантики до Центральной Азии. Таким образом, становится очевидным, что для Казахстана проект председательства в ОБСЕ имеет прежде всего статусный окрас — это вопрос международного престижа.

Если сосредоточиться на прагматической стороне дела, то появляется вторая задача. В период председательства Казахстан получит возможность детально подготовить собственные инициативы в области внешней политики; обучить дипломатов среднего звена работать по четырем трекам («корзинам» ОБСЕ); погрузиться в проблематику постсоветских конфликтов и создать базу данных для возможной организации альтернативных миротворческих проектов. В случае успеха этой миссии станет понятно, насколько реально достижение Казахстаном обещанной роли «честного брокера», посредника с более чистой, «не державной» репутацией.

По правде говоря, позиция «честного брокера» практически недостижима. Но она крайне востребована, если смотреть на проблемы не из Москвы, а из других столиц СНГ, особенно пострадавших в связи с этнотерриториальными конфликтами. От первой постсоветской страны — председателя ОБСЕ ждут не слов и конференций, а осуществления некоего позитивного импульса для дальнейшего развития организации.

Сделать это не на словах, а на деле очень трудно. Державы ОБСЕ не думают передавать Казахстану управление переговорными процессами, например на Южном Кавказе, и, скорее всего, будут принимать попытки Астаны сделать свой вклад в их урегулирование со снисходительной улыбкой. Но если бы даже Казахстану и предоставили бы такую возможность, то у него просто нет соответствующих кадровых и финансовых ресурсов для обеспечения миротворческой политики.

Бег по кругу: от лозунга к конференции

Выход из этого замкнутого круга, в принципе, возможен. Если нет возможности переходить от слов к делу, то можно двигаться от общих слов к более конкретным. Главное —не растрачиваться по мелочам.

Если, например, в приднестровском процессе роль ОБСЕ практически сводится к нулю, то не стоит на нем концентрировать усилия. Кроме того, интересы Казахстана в большей степени фокусируются на Южном Кавказе, нежели в этом регионе Восточной Европы.

В грузино-абхазском конфликте также нет просветов, позиции антагонистичны, но в то же время можно нащупать поле для микроманевра. В этом конфликте острый дефицит активной челночной дипломатии между Сухуми и Тбилиси на уровне общественных организаций.

Используя ресурсы председателя ОБСЕ, имеет смысл продумать возможность подключения НПО из стран организации для информирования мировой общественности о ситуации в Абхазии, уровне социально-экономического развития, способах и качестве общественно-политического диалога в Абхазии.

Не игнорируя озабоченности официального Тбилиси и их предложений, возможно проводить в Астане встречи на уровне экспертов и представителей оппозиции Грузии и Абхазии. Однако ожидать подписания соглашения о неприменении сил между сторонами на данном этапе бессмысленно.

Схожий подход можно применить и в карабахском конфликте. В его отношении возможно разработать программу Trust («доверие») с конкретными графиками дипломатических мероприятий, выходящими за срок председательства Казахстана в ОБСЕ. Учитывая специфику полного отсутствия межобщинного диалога в этом конфликте, имеет смысл попытаться использовать и модифицировать наработанный в России формат встреч интеллигенции, так называемую дипломатию послов.

Можно организовать поездку в Ереван — Баку — Карабах казахской общественности (неформальным лидером казахской делегации мог бы стать Олжас Сулейменов, обладающий очень большим авторитетом в среде азербайджанской элиты). Как и в случае с миссией послов Полада Бюль-Бюльоглу и Армена Смбатяна, данный визит должен осуществляться с последующей встречей с президентами стран и затем сопрягаться с обсуждением на специальной конференции в Астане приглашенной общественности из Баку и Еревана.

После детального погружения в конфликт Астане имеет смысл проанализировать предложения МГ ОБСЕ и, возможно, что-то добавить в качестве вклада в общую «калькуляцию» мирного урегулирования: порядок вывода армянских сил из пяти оккупированных районов, определение гарантий безопасности, стоимости восстановления и разминирования территории. Иными словами, изучить возможность участия казахских ведомств и компаний в нормализации жизни в Карабахе. Вот такая активность действительно стала бы содержательным вкладом нового председателя ОБСЕ.

Александр Караваев, РеспубликаKZ

Казахстан выполняет посредническую роль в конфликтах — Президент РК
АЛМАТЫ. КАЗИНФОРМ — Казахстан выполняет посредническую роль в конфликтах. Об этом в Алматы заявил Глава государства, принявший участие в праздновании Дня единства народа Казахстана.

Эксперт: В Казахстане не ожидают больших изменений от Кыргызстана в ТС
От присоединения Кыргызстана и Армении к Таможенному союзу в Казахстане не ожидают больших изменений. Об этом в интервью «ВБ» сказал казахстанский политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

Казахстан не будет ограничивать добычу нефти на Кашагане
АСТАНА, 1 ноября. /Корр. ТАСС Светлана Тумакова/. Казахстан не будет ограничивать добычу нефти на крупнейшем в стране нефтегазовом месторождении Кашаган, заявил журналистам глава Минэнерго республики Канат Бозумбаев.

Казахстан не будет присоединятся к инициативе по заморозке добычи
Минэнерго Казахстана намекает на то, что Казахстан не планирует присоединяться к инициативе России и ряда стран ОПЕК по замораживанию добычи нефти на январском уровне.

Казахстан не поддержит запрет импорта украинских продуктов
«Была четко озвучена позиция (во время встречи украинской и казахстанской делегаций в рамках ВТО», — ред.), что Казахстан не будет применять к Украине ограничения, которые применяет Российская Федерация.


  • постсоветское пространство,
  • ОБСЕ,
  • Казахстан
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: