Писателя посадили за сказки

Ирек МуртазинБывший пресс-секретарь президента Татарстана Минтимера Шаймиева Ирек Муртазин признан виновным в клевете и возбуждении социальной ненависти и приговорен к одному году и девяти месяцам отбывания в колонии-поселении. Блоггеры негодуют — очередной «узник совести» — и пытаются создать свой «профсоюз». Заслужен ли приговор Муртазину?

Анна Ковальчук, активист МГЕР: Прежде чем орать, надо научиться читать

У меня иногда возникает впечатление, что блоггеры не умеют читать дальше заголовка. Собственно, для таких людей и создан «Твиттер» — текст не длиннее смски, чтобы точно все усвоить.

Чуть ли не каждое первое сообщение про Муртазина выглядит следующим образом: «Блоггера посадили за то, что он написал о смерти Шаймиева. Ааа! Ужас-ужас, куда мы катимся!»

Между тем, Муртазина оправдали по статье «нарушении неприкосновенности частной жизни (часть 1 статьи 137)». Осужден он за клевету и возбуждение социальной вражды, причем, отнюдь не в блоге.

Прокуратура подвергла ревизии все творчество Муртазина, который за семь лет успел написать не только книгу «Минтимер Шаймиев: Последний президент Татарстана. Книга 1», но и несколько десятков статей в газетах «Казанские вести» и «Наши казанские вести».

Во всех них были найдены преступные пассажи. Так, клеветой было признано обвинение Шаймиева «в коррупции и нарушении законов, росте наркомании и алкоголизма в республике, росте преступности и увеличении активности религиозных сект». Преступным, по версии обвинения, было и то, что своими высказываниями Муртазин «вызвал общественный резонанс среди жителей республики, сформировав восприятие сложившейся ситуации как неотвратимой угрозы стабильности политической и экономической жизни общества, а также оказал негативное психологическое воздействие на окружение и близких родственников Шаймиева».

Одновременно Муртазин был признан виновным в возбуждении вражды против республиканской администрации. Его публикации и записи в онлайн-дневнике, настаивало обвинение, «подрывали доверие и уважение и унижали человеческое достоинство» к работникам исполнительной власти в республике. Своими публичными заявлениями экс-пресс-секретарь «развивал убеждение в неполноценности граждан по признаку их социальной принадлежности».

Согласитесь, совершенно другая картина? Человек на протяжении семи лет распространял клевету о своем бывшем начальнике, тот терпел до последнего, а не выдержал и подал в суд только после того, как его «похоронили». Но посадили-то Муртазина вовсе не вранье о смерти Шаймиева, а за систематические голословные обвинения в коррупции и других тяжких преступлениях. За это сажают и в США, и в других странах.

Алексей Шальнев, управляющий партнер, кейтеринговая компания «Обедов и Ко»: Приговор Муртазину — нарушение Конституции

Я считаю приговор Муртазину вызовом татарских властей территориальной целостности России. Минтимер Шаймиев на глазах у всех свёл счеты со своим бывших пресс-секретарем, посмевшим «обидеть» стремительно брежневеющего многолетнего татарского лидера.

Весь цинизм ситуации в том, что Муртазина формально посадили за «клевету и разжигание» которыми он до этого занимался 7 лет. Но всем, в том числе Шаймиеву, это было «по барабану». А стоило написать о смерти Шаймиева (да, согласен, не совсем хорошая шутка в адрес сильно пожилого человека) как колеса прокуратуры закрутились, специально обученные эксперты начали находить в творчестве Муртазина криминальные «семантические дискурсы».

Причем ведь обида Шаймиева оказалась столь сильна, что он лично приходил в суд. Скажите, вы можете себе представить Юрия Лужкова, который тоже любит судиться с якобы клевещущими на него журналистами, лично дающим показания в московском суде? Я — как-то не очень. Впрочем, я не могу представить и московский суд, приговаривающий журналиста к лишению свободы даже за самый клеветнический текст, направленный против мэрии.

Роман Могучий пишет, что, мол, Восток — дело тонкое, но ведь Татарстан — это территория России. Меньше 1000 километров от Москвы. Какой восток? Какие «особенности»? Закон един для всех — и для Калининградской области, и для Татарстана, и для Чечни, и для Приморья.

Муртазин должен быть освобожден немедленно. Он сидит не за реальные преступления, а исключительно за убеждения. Приговор ему — нарушение российской Конституции.

Шаймиев же, как мне кажется, слишком уверен в собственной исключительности. А незаменимых у нас, как известно, нет. Пример другого мастодонта из 90-х — Эдуарда Росселя показал это весьма очевидно.

Срочно нужна судебная реформа

Показательно, что при диаметрально противоположной оценке поведения Муртазина наши авторы сходятся в одном — наказание бывшему чиновнику не соответствует тяжести проступка. И очень сильно выделяется на фоне других регионов. Ведь «журналисты-правдорубы» есть везде. И очень часто это бывшие высокопоставленные сотрудники региональных администраций.

После отмены прямых выборов губернаторов у региональных олигархов исчезла необходимость содержать записных «борцов с режимом», которые при победе «своего» кандидата немедленно превращались в «придворных». Особенно забавно это произошло в Псковской области, где после победы в 2004 году Михаила Кузнецова на губернаторских выборах журналисты его медиа-холдинга, до этого 4 года обличавшие региональную власть, одномоментно начали власть хвалить за абсолютно те же действия. А бывшие «провластные» СМИ начали критиковать всё то же самое, что они до этого, при губернаторе Евгении Михайлове, долгие годы хвалили. Впрочем, похожие ситуации случались и в других регионах, где к власти приходила оппозиция.

В Татарстане же власть фактически не менялась с 1985 года, когда Минтимер Шарипович Шаймиев стал председателем Совета Министров Татарской АССР. В 1989 году он был избран первым секретарём Татарского обкома КПСС, в 1990 — председателем Верховного Совета республики, в 1991 — президентом. Вдумайтесь — с 1985 года. Многие активисты МГЕР тогда еще не родились, Путин только приехал на работу в Дрезден, Медведев учился на третьем курсе, а Шаймиев уже руководил правительством республики.

Естественно за 24 года накопилось немало недовольных Шаймиевым. Однако противопоставить ему кого-либо оппозиционеры за все эти годы так и не смогли. Собственно, этим и вызвано переназначение Шаймиева в 2005 году — скамейка запасных в республики банально отсутствовала. С тех пор произошли некоторые изменения, и шансы, что 72-летний Шаймиев после 2010 года останется президентом — исчезающее невелики.

Шаймиев — типичная «хромая утка», политик уходящего поколения. Отсюда и срывы, подобные нынешнему приговору, который практически все без исключения воспринимают как банальную месть руководителя республики неугодному журналисту. Конечно, мы не утверждаем, что президент Татарстана как-либо «продавливал» судебное решение, скорее всего, оно вызвано исключительно уважением судьи к авторитету бессменного татарского руководителя. Однако именно вследствие этого авторитета Шаймиеву достаточно было намекнуть на то, что он лично не хочет, чтобы Муртазин сидел за решеткой, и, можно быть уверенными: суд к этому желанию бы прислушался.

Разумеется, Муртазин скоро будет освобожден — за убеждения в России давно никого не сажают. Эта неприятная для всех сторон история — демонстрация необходимости продолжения и интенсификации судебной реформы, о которой неоднократно говорил президент России Дмитрий Медведев. Иначе и впрямь возбуждающими социальную рознь можно будет признать подавляющее большинство блоггеров и журналистов, включая наших авторов.

Роман Могучий, Я

Писателя посадили за сказки

Поразительно, но в качестве доказательств совершенных «преступлений» в приговоре приводятся фрагменты из краткой, на полтора листа, сатирической антиутопии бывшего пресс-секретаря Шаймиева «Казань-2037». Например, такие: «Великую Русскую депрессию 2014 года Казань не преодолела. Стоимость нефти тогда рухнула. За баррель давали не более трех тысяч рублей. По тогдашнему курсу – около восьми долларов. Добывать нефть стало невыгодно, «Татнефть» ликвидировали. Начались перебои с сырьем на Оргсинтезе, Нижнекамскнефтехиме, Нижнекамскшине. Кризис нефтехимии потянул за собой всю экономику республики. Молодежь уезжала из города. Население Казани за десять лет с 2014 по 2024 сократилось до 500 тысяч человек, 400 тысяч из которых были пенсионерами».

Или другой фрагмент. «Универсиада, состоявшаяся в 2013 году, стала звездным часом Казани, — сочиняет фантаст Муртазин. — Но после окончания студенческого спортивного форума город захлестнули коррупционные скандалы. Оказалось, что ФСБ, МВД, Счетная палата взяли под тотальный контроль расходование средств, аккумулированных на строительство спортивных объектов и инфраструктуры Универсиады. …Информацию тщательно собирали и скрупулезно систематизировали несколько лет, выявляя хитроумные схемы увода денег. А через три месяца после Универсиады грянул гром. Три десятка мэрских чиновников оказались на скамье подсудимых и получили вполне приличные сроки. Еще несколько десятков – подались в бега. Кого-то выловили, кто-то до сих пор числится в картотеке международного розыска Интерпола». Напомним, на дворе – конец 2009 года, и все описываемые события – плод фантазии автора. Однако судить за сказки – оригинальное ноу-хау судьи Кировского райсуда Алексея Кочемасова.

По мнению суда, подтверждает обвинение и цитата о заседании дискуссионного клуба «Казанская трибуна», посвященного предстоявшим выборам в Госсовет РТ. «Участвовать в выборах — значит лить воду на мельницу Шаймиева и коррупционеров, — заявил тогда Ирек Муртазин. — В такой ситуации надо создавать партизанские отряды, уходить в леса и отстреливать их (коррупционеров и прочих), но я к этому не призываю — я призываю отстреливать их словом!». Слова с делами у бывшего пресс-секретаря главы республики не расходятся: со следующей недели он запускает газету «Казанские вести», которая, согласно замыслу, станет трибуной свободомыслия в Татарстане».

Вот за «отстрел словами» Муртазин теперь и страдает. Фактически осудили его как раз за попытку издания этой самой газеты (отнюдь не ставшей лидером общественного мнения), за книгу «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана» и за ложное сообщение о смерти главы РТ, опубликованное в блоге бывшего пресс-секретаря в сентябре прошлого года.

Отметим, что книга действительно полна достаточно нелицеприятных для власти оценочных суждений. Высказывания вроде «татарстанская властная система сконструирована именно так, чтобы чиновник непременно влез в колею беззакония»; «Шаймиев и сам стал примером такой поведенческой модели, в которой доминирует правовой нигилизм, поэтому-то и не знает, с какого боку подступиться, к примеру, к той же коррупции» или «а у нас за те же пятнадцать лет усиление властной номенклатуры привело к тотальной коррумпированности чиновничества» — были расценены как клевета. Хотя суждения эти, очевидно, личностные и оценочные, так что в кассационной инстанции дело Муртазина, как он и полагает, скорее всего, рассыпется.

Как заметил сам бывший пресс-секретарь в последнем слове, «я согласен с Минтимером Шаймиевым, что этого уголовного дела могло и не быть, но только в том случае, если бы в Татарстане было сформировано не имитационное, а подлинно демократическое общество». С другой стороны, доброжелатели советовали ему не упрямиться, а искренне извиниться перед бывшим патроном за глупую «утку» о его смерти. Весьма вероятно, что инцидент был бы исчерпан без всяких уголовных дел. Однако Ирек Муртазин, что называется, полез в бутылку. Результат налицо.

«Иск Шаймиева против Муртазина — самая большая глупость последнего времени, — заметил еще в январском интервью «Росбалту» заведующий кафедрой политологии Казанского госуниверситета Мидхат Фарукшин. — Президент сам себя унизил этим, как унизил ранее, давая своему бывшему пресс-секретарю различные негативные характеристики. Возможно, местный суд вынесет Муртазину наказание в виде условного срока, но уверен, что Верховный суд РФ все это отменит, и тогда президент испытает еще больший позор. Кто это посоветовал ему, какой дурак?». Такого же мнения придерживаются и большинство его коллег. Но перед вынесением приговора Иреку Муртазину некоторых известных в Казани политологов настоятельно попросили не высказываться по этому вопросу.

Однако от того, что теперь скажут в Татарстане, судьба Муртазина мало зависит. Она — в руках высших судебных инстанций, которые, весьма вероятно, исполнят указанный прогноз.

Яна Амелина, Росбалт

Россиянку посадили за госизмену из-за SMS перед войной с Грузией
Россиянку Оксану Севастиди признали виновной в госизмене и приговорили к семи годам заключения за SMS-сообщение, отправленное приятелю в Грузию в 2008 году, пишет «Медуза».

В Америке могут посадить за решетку за книгу из библиотеки
В штате Алабама ввели новое наказание для должников, которые несвоевременно возвращают книги, сообщает ТСН. По словам руководства одной из библиотек, недобросовестные читатели нанесли убытков почти на 200 тысяч долларов.

В Литве автомобилистка с 3 промилле алкоголя в крови посадила за руль 10-летнего сына
Пограничники Вилкавишкского района Литвы задержали автомобиль, за рулем которого находился 10-летний мальчик, сообщает DELFI со ссылкой на Службу охраны госграницы (СОГГ).

Робота посадили за штурвал пассажирского самолета
Когда через пару лет вы решите куда-нибудь полететь, за штурвалом вашего самолета вполне может оказаться робот. Исследователи из Корейского института передовых технологий разработали робота, который может самостоятельно управлять самолетом.

Индийские пилоты посадили за руль стюардессу, а сами ушли спать
Заснувшие пилоты поставили под угрозу жизни 166 пассажиров самолета. Авиакомпания Air India уже отстранила их от работы.


  • Ирек Муртазин,
  • Казань,
  • Татарстан,
  • посадили
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: